Дмитриев Петр Дмитриевич

Ответить
Михаил П.
гвардии ефрейтор
Сообщения: 161
Зарегистрирован: 13 июл 2015, 16:25
Откуда: г. Ярославль
Контактная информация:

Дмитриев Петр Дмитриевич

Сообщение Михаил П. » 11 сен 2015, 11:18

Оставшиеся в живых партизаны - о войне в Заполярье


Петр Дмитриев у своей бывшей землянки разведчиков.
SAM_2048.jpg
SAM_2048.jpg (75.21 КБ) 839 просмотров
Слева от 120-го километра дороги Кола - Лотта, километрах в шести, находится, точнее, находилась высота 137,2. В августе 42-го эта высота стала базой двух отрядов заполярных партизан - «Советского Мурмана» под командованием Сергея Куроедова и «Большевика Заполярья» Александра Смирнова. Большую часть их бойцов поначалу составили молодые жители Умбы. 24 августа 1942 года они вышли в поход по тылам противника - первый из предстоявших тринадцати.


На том же месте - каждый год
В 1975 году сыновья командира «Большевика Заполярья» Владимир и Юрий Смирновы вместе с бывшим партизаном Матвеем Мошниковым отыскали развалины партизанской базы. Отыскали не без труда, ведь десятью годами раньше вокруг раскинулось водохранилище, и высота превратилась в остров. В 83-м здесь восстановили первую землянку, а четыре года спустя областной Совет народных депутатов принял решение присвоить острову Безымянному на Верхнетуломском водохранилище, бывшей высоте 137,2, имя Партизанский.
Несколько десятилетий на острове проводятся слеты. Сначала в них принимали участие сами бывшие партизаны, а сейчас - их наследники и энтузиасты поискового дела. За это время тут сделано немало. Руками молодых северян, которыми руководит писатель и краевед Михаил Орешета, на старых местах восстановлены штабные и жилые землянки. Увековечена память героев: установлены обелиски на месте партизанского некрополя, мемориальные доски в местах расположения землянок, поклонный крест. Построен обелиск и на захоронении бойцов 82-го погранотряда, воевавшего бок о бок с партизанами и прикрывавшего Рестикентское направление…
Новые встречи у костра были большой радостью для бывших бойцов. Но время шло, и они приезжали все реже. В 1998 году и командиру «Большевика Заполярья» Александру Смирнову, которому тогда исполнилось уже 82, болезни помешали прибыть на очередной слет «Тропою партизан Заполярья». Но и не перекликнуться с боевыми друзьями он не мог. Хотя бы письменно. «Все эти годы, мои родные друзья-партизаны, я вас ни на минуту не забывал, - написал он тогда участникам слета. - И в горе, и в радости вы всегда были со мной. Это чувство спаяно кровью и потом походов в тыл врага».
Одним из пяти человек, принявших участие во всех тринадцати походах, совершенных партизанами, был Анатолий Геннадьевич Голубев. Мы встретились пять лет назад - конечно, там же, на Партизанском острове, на традиционном слете. Сколько уже времени прошло, а память ветерана отчетливо хранила подробности боевых будней.
- Походы были очень тяжелые. До трехсот километров в одну сторону, - рассказывал он. - Поход нередко длился месяц, а то и больше. Вес рюкзака у бойцов достигал 40-50 килограммов, ведь каждому партизану надо было взять с собой патроны, гранаты, мины, взрывчатку… Брали с собой и продукты, но их часто не хватало. И если летом было как-то полегче: можно было хотя бы найти ягод и грибов, укрыться от вражеских самолетов-разведчиков, то зимой - намного сложней. Ходили мы на лыжах, поэтому следы наши с воздуха были далеко видны. Иногда во время одного похода погода менялась так часто, что мы успевали и промокнуть, и замерзнуть. Так случилось во время зимнего похода, начавшегося в декабре 42-го: мороз, ветер, потом оттепель, а потом опять мороз. И костры зажигать нельзя. Тогда очень многие от истощения и голода просто не смогли дойти обратно…
Сам Анатолий Геннадьевич ушел из жизни два с половиной года назад.

Крепкие телом и духом
Ныне из заполярных партизан с нами осталось только двое - Петр Дмитриевич Дмитриев и Леонид Павлович Клепцов.
P1040915.jpg
P1040915.jpg (76.46 КБ) 839 просмотров
Петру Дмитриевичу исполнилось уже 85. Но несмотря на возраст, он в нынешнем сентябре приехал из Петербурга в Заполярье, чтобы принять участие в слете в честь 70-летия партизанского движения на Мурмане.
- Просто поразительно активный человек! - рассказывает ветеран органов безопасности, член совета некоммерческого фонда «Щит» Олег Цветенко. - Когда добрались до Партизанского острова, он без труда отыскал свою землянку разведчиков. Много и подробно рассказывал о тех днях. О том, как шестнадцатилетним пареньком попал в отряд и стал разведчиком, о трудностях, которые приходилось преодолевать наравне со всеми, например, когда в морозы строили партизанскую базу. Рубили сосны для строительства землянок и бревна приносили в лагерь на своих плечах за пять километров. Ближе было нельзя - чтобы не демаскировать базу. В лагере были женщины - медсестры, связистки, которые жили в тех же условиях и делили с мужчинами все тяготы. Свободного времени у партизан и на базе почти не было, постоянная учеба и тренировки. По утрам марш-бросок с мешком камней в 35 килограммов за плечами - двенадцать километров в одну сторону и столько же обратно. Каждый рассчитывал только на себя и на свои силы, таковы правила учебы. И эти тренировки очень пригодились, но все равно реальные походы в тыл врага были настолько тяжелыми, что люди теряли десятки килограммов веса. Потом, вернувшись на базу, в течение нескольких дней приходили в себя, восстанавливались… Те, кто вернулся. Петр Дмитриевич рассказывал, как в боях в тылу противника партизаны теряли товарищей, - рассказывал и плакал. Слушая его, некоторые из нас, людей другого поколения, невольно вспоминали свою службу в горячих точках и своих погибших товарищей. И не покидала мысль о том, насколько же крепкими людьми - крепкими и телом, и духом - были наши деды и прадеды, воевавшие на Кольской земле в партизанских отрядах.

«Мы были патриотами»
А Леонид Клепцов живет в Никеле. 20 июня 1941 года его, тогда четырнадцатилетнего мальчишку, вместе со старшей сестрой родители отправили из Мурманска на лето под Кострому, в деревню. А через два дня началась война… Отца сразу забрали на фронт, мать с младшей сестренкой уехала из Мурманска к старшим детям.
- Я был очень крепким и выносливым парнем, - вспоминает сегодня 85-летний Леонид Павлович. - Уже в 14-15 лет пошел работать: таскал 80-килограммовые мешки с льняным семенем, загружал вагоны. Старшие пацаны у нас во дворе пытались со мной бороться - не получалось.
В 43-м семья решила вернуться в родной город, однако смогла добраться только до Кандалакши. Здесь Леонид устроился слесарем на завод, вступил в комсомол. Одновременно занимался на курсах от военкомата, где научился отлично стрелять. И через год, когда исполнилось семнадцать, после нескольких обращений в военкомат ушел добровольцем в партизанский отряд «Большевик Заполярья». Сыграли роль те самые выносливость, рост, подготовка и, конечно, горячее желание.
- Молодой был, - вспоминает он сегодня. - Настроение да и воспитание имел соответствующие - мы ведь были патриотами.
В середине 1944 года Финляндия уже начинала переговоры о выходе из войны. Но партизаны продолжали активные действия против гитлеровских захватчиков. Маршруты рейдов обычно заканчивались на финской территории: Ивало, Рованиеми. В ту пору именно дорога Петсамо - Рованиеми стала для немцев своего рода дорогой жизни: по ней поставлялись продовольствие и вооружение войскам, в обратный путь отправлялись раненые, перевозилась никелевая руда. Именно там в своем первом и последнем партизанском походе, пройдя триста километров до Ивало, где стоял большой немецкий гарнизон, и получив по рации известие о выходе Суоми из войны, Леонид Клепцов с товарищами «на прощание» разгромили покидавшую территорию бывшего союзника немецкую автоколонну.
- Немцы пытались отойти через север Финляндии в Норвегию в августе 44-го, - рассказывает Леонид Павлович. - Шла большая колонна - около 15 автомобилей. Отряд к тому времени разбился на несколько небольших групп, и нашей как раз досталась эта колонна. Взорвали первую и последнюю машины, остальных немцев расстреляли. А потом ушли - нас никто и не преследовал, немцам, видать, не до того было. Еще триста километров прошли до базы. Первый костер развели только после пересечения границы. Довелось и сырого мяса поесть: когда возвращались, продуктов уже не было, голодные очень, убили одного олешка. Солили и с сухарями ели.
После расформирования партизанских отрядов Клепцова призвали в регулярную армию - сержантом 31-й бригады 126-го лыжно-стрелкового корпуса. Корпус был отправлен в Норвегию, но не успел принять участие в боях: командование после освобождения Нейдена решило прекратить Петсамо-Киркенесскую операцию. Пешком из Киркенеса корпус вернулся в Колу.
Затем в составе 4-го Украинского фронта Леонид дошел с боями до польского Одера. Здесь его тяжело ранили: пуля пробила легкое, раздробив ребра и едва не задев сердце. Известие о капитуляции Германии и о нашей победе застало его в краковском госпитале.
- Стрельба, шум! Весь Краков шумел, - вспоминает он. - Спрашиваем: что случилось? Говорят: всё, конец войне, немцы подписали капитуляцию, празднуем. После нас погрузили в эшелоны и отправили долечиваться в Сочи. В госпитале пробыл до сентября.

Должно остаться мирным небо
По возвращении домой молодой солдат Леонид Клепцов окончил Мончегорский горно-металлургический техникум. В 1950-м приехал в Никель, на комбинат «Печенганикель». Работал мастером, начальником участка на руднике «Каула-Котсельваара», в 57-м окончил курсы повышения квалификации в Плехановском институте в Ленинграде и стал инженером по технике.
- Рудник в войну был разрушен, штольня завалена. Пришлось восстанавливать почти с нуля, - рассказывает он. - Когда я приехал, рудник уже работал, правда, действовали только два самых верхних горизонта. Это потом он разросся, добыча стала достигать более миллиона тонн руды в год.
Клепцов вспоминает, как после амнистии 53-го на «Каулу» пришла большая партия бывших заключенных. Некоторые оказались настоящими трудягами, но многих пришлось с рудника убирать - уж слишком вызывающе они, блатные, себя вели.
Здесь же, на комбинате, он встретил свою вторую половинку - говорливую терчанку Эмилию Степановну. А после женитьбы, познакомившись с новой родней, узнал, что его свояк Геннадий Витальевич Заборский тоже партизанил в «Большевике Заполярья». Только раньше.
Умбянин Заборский попал в отряд во время его формирования 16-летним пареньком. Несмотря на юный возраст, он был отличным лыжником - это и сыграло решающую роль. В «Ледовом походе» в декабре 42-го - январе 43 года Геннадий сильно обморозился. Позже ему ампутировали полстопы правой ноги и частично пальцы левой. По состоянию здоровья он был комиссован. В свое время Заборский был первым председателем совета ветеранов войны Печенгского района.
В 1967 году оба родственника приняли участие во втором слете заполярных партизан, что состоялся в Мурманске. Геннадий Витальевич ушел из жизни в 1978-м, но на бывшей партизанской базе он еще успел побывать.
…Сегодня Леонид Клепцов почти не выходит из дома. Но все, что происходит в мире, его живо интересует, очень много читает - и книги, и газеты. Общается с тремя дочерьми, внуками и правнуками, которые, хоть и живут вдалеке, но часто приезжают в гости. Нынешний год для супругов Клепцовых знаменательный: 60 лет совместной жизни - не шутка.
- Кто знает, какими вырастут наши потомки… В любом случае они не должны на себе испытать, что такое война, - говорит Леонид Павлович. - Поэтому не надо потрясать оружием, дразнить других людей. Небо над землей должно оставаться мирным.

Оксана ПОГОРЕЦКАЯ
Опубликовано: «Мурманский вестник» от 10.10.2012