Шапкин Николай Иванович, 1916 г.р.

Ответить
Аватара пользователя
Сергей Швецов
гвардии старшина
Сообщения: 4343
Зарегистрирован: 23 янв 2013, 00:57
Откуда: г. Заполярный Мурманской области.

Шапкин Николай Иванович, 1916 г.р.

Сообщение Сергей Швецов » 30 ноя 2016, 11:44

Шапкин Н.И..jpg
Из очерка М. Л. Вассермана «Коммунист, ветеран −
дважды защитник Заполярья» − об однополчанине,
лейтенанте Н. И. Шапкине (июль, сентябрь 1941 г.)
*
18 августа 1976 г.
**
С 1 по 22 июля 1941 г. рота
***
старшего лейтенанта Шапкина вступила в первый
****
бой с фашистскими захватчиками. Двенадцать станковых пулеметов обороняли мост
через реку Западная Лица, удерживали дорогу Петсамо − Мурманск. Отборные полки
егерских горных 2-й и 3-й дивизий и финны пред-
принимали беспрерывные атаки, пытаясь прорвать-
ся к Мурманску, овладеть Советским Заполярьем.
И в короткие передышки между атаками
солдаты не выпускали из рук гашеток пулеметов.
Каменистый берег реки был густо покрыт трупами
егерей. [...]
В этих тяжелых боях пулеметная рота Шапкина
потеряла два расчета.
Часть, в которую входила рота, была переброше-
на на другой участок. Начались разведывательные
бои, перестрелки. Фашисты подтягивали резервы.
Новое наступление егеря возобновили на
правом фланге обороны на высоте 314,9. С 12 июля
1941 г. шли ожесточенные кровопролитные бои,
днем и ночью.
Утром 17 июля прошел дождь, поднялся туман.
Пулеметы рассредоточились по фронту батальона.
Расчеты, маскируясь среди камней, обложились
огромными валунами: копать окопы было нельзя,
каменистый грунт не брала даже кирка. Перед на-
блюдательным пунктом роты в трехстах метрах пролегла лощина, зажатая с боков
скалистыми сопками. Из-за сопок методически летели фашистские мины. Вдруг наблю-
датель доложил, что в долину из-за увала спускается неизвестная колонна. Командир
роты посмотрел в бинокль. Между сопок действительно шла пехота, за ней – вьючные
лошади. Из-за тумана можно было лишь определить, что движется не меньше роты. С
левого фланга батальона коротко простучал «Максим» и тут же смолк.
«Фашисты», − подумал старший лейтенант и приказал ближайшему пулемету
открыть огонь. Прошло несколько томительных минут. Пулемет молчал. Командир
волновался. В расчете были сибиряки Столяров и Колтыга – исполнительные, надеж-
ные солдаты. Прибежал связной, доложил: Столяров тяжело ранен в бок осколком
мины, Колтыга ослеплен. Старший лейтенант выругался, медлить было нельзя. Не
пригибаясь, побежал к пулемету, забрал с собой наблюдателя Мишу Горина. Под
-
бежали к пулемету.
Колтыга был близорукий. Взрывной волной ему сбило очки, и теперь он бес-
помощно ползал среди камней, шарил руками, но проклятые очки как ветром сдуло.
Шапкин сам лег за пулемет, привычно поставил наводку, пулемет задрожал в длинной
очереди. Когда старший лейтенант опустил на миг гашетку и пулемет смолк, откуда-
то сзади из-за кустов послышался истошный крик: «Предатель! Своих стреляешь!»
Шапкин снова припал к биноклю. Видно было, что в колонне произошло заме-
шательство. «Неужели ошибка? – обожгла мысль. – Неужели свои?» Туман мешал.
В бинокле не было четкости. Тут он поймал в бинокль лошадей. Это были битюги
*
. У
нас в армии не встречались еще такие лошади. У солдат были прямые брюки и ботин-
ки. Из-за сопок чаще посыпались мины. «Нет, это враг! − командир крепко обхватил
рукоятки пулемета, бросил Колтыге, который беспомощно щурился, так и не найдя
очков, − подавай ленту!»
Теперь пулемет работал не останавливаясь... Колтыга стал заправлять вторую
ленту, и тут снова послышался крик: «Предатели! Расстреливаете русских!» У Колтыги
дрожали руки, лента никак не вставлялась. «Под ревтрибунал бы не угодить, Николай
Иванович», − прошептал он. Шапкин молчал – метко разил врага. «Максим» застучал
в яростной спешке. За пять минут старший лейтенант расстрелял две ленты. Остатки
колонны отхлынули за увал...
Шапкин доложил в штаб батальона о рассеянной им колонне и криках, доносив-
шихся из тыла. Сам он был уверен, что стрелял по врагу, но эти крики все же зародили
беспокойство и тревогу. Он выслал в долину разведчиков, но противник стал обстре-
ливать их из минометов, пришлось вернуться. Утром батальон перешел в наступление.
Шапкин двигался во главе своей роты, рядом шел командир батальона алтаец майор
Солдатов. «Смотри, Николай Иванович, − сказал он, − твоя работа».
В лощине в беспорядке лежало несколько десятков трупов фашистов.
«А знаешь, кто кричал из тыла?» – спросил майор и рассказал, что в тыл наших
подразделений были заброшены фашистские диверсанты, переодетые в форму со-
ветских солдат. Они должны были дезорганизовать оборону и провокационными
выкриками пытались посеять панику на переднем крае.
За расстрел колонны противника Шапкин был награжден орденом Красного
Знамени. А через несколько дней он был ранен. Вернувшись из госпиталя, Николаю
Ивановичу приказали формировать стрелковый батальон во вновь создаваемом со-
единении, которое получило название Первая Полярная дивизия. В соединение при-
было пополнение сибиряков из 11-го и 12-го запасных полков Томска, Новосибирска,
много было и омичей.
Большая радость охватила комбата Шапкина, зная сибиряков по финской войне,
которые показали героизм, мужество и стойкость в боях.
Время на формирование было коротким, с 7 по 15 сентября 1941 г. Батальон был
укомплектован, а 17 сентября батальон вступил в бой.
Начались тяжелые бои. Батальон несколько раз атаковал высоты Скалистая и
Ступня на рубеже реки Западная Лица. 24 сентября враг был сброшен с нашего берега,
и уже ни один фашистский солдат не перешел реку.
В конце октября Николая Ивановича назначили командиром отборного лыжного
отряда. Предстояло выполнить особо важное задание. Глубокой ночью лыжники во
всем белом, нагруженные взрывчаткой, бутылками с горючей смесью, неслышно пере-
секли линию фронта и ушли в тыл врага. На третьи сутки они взорвали дамбу через
реку Титовка, сожгли гараж с автомашинами и, отстреливаясь, растаяли в лесных
снежных зарослях.
Вскоре отряд сжег склады противника, захватил двух пленных с ценной корре-
спонденцией. После этого лыжников несколько дней преследовали вражеские само-
леты...
Отряд за одиннадцать дней прошел по глубоким тылам противника около трехсот
километров и выполнил важное задание.
Отдыхать после похода не пришлось. На другой же день лыжников погрузили в
эшелон и спешно перебросили на направление Лоухи − Кестеньга. [...]
М. Л. Вассерман
ГАМО. Ф.
Р-413. Оп. 1. Д. 258. Л. 2–9.
Подлинник. Машинопись
с авторскими правками.
Там, где ступает гвардия, — враг не устоит...

Не получается спросить на форуме? Жду на "Одноклассниках"!