Страница 1 из 1

Каледин Анатолий Васильевич, 1916 г.р.

Добавлено: 13 июл 2017, 17:03
Slavjanka
Каледин Анатолий Васильевич, 1916 г.р.
В РККА с 1940 года. Место призыва: Лукояновский РВК, Горьковская обл., Лукояновский р-н.
Место службы: 24 гв. сп 14 А КарФ.
Ф214 о1476 д393 л087 _ф.jpg
Ф214 о1476 д393 л087 _ф.jpg (51.01 КБ) 1482 просмотра
Аттестационный лист к приказу Карельского фронта № 079 от 7 февраля 1942 года. Фонд Карельского фронта (№ 214), опись 1476, дело 393, лист 87 с оборотом.
Ф214 о1476 д393 л087 с оборотом.jpg
Звание: мл. лейтенант
Дата подвига: 01.08.1941-30.09.1941,28.04.1942-29.04.1942
Медаль «За отвагу»
Фронтовой Приказ
№: 312 от: 23.07.1942
Издан: ВС 14 Армии Карельского фронта
Мед. За Отв..jpg
Звание: ст. лейтенант
Дата подвига: 30.07.1943
Орден Отечественной войны I степени
Фронтовой приказ
№: 236 от: 10.08.1943
Издан: ВС 14 А
Орд. Отеч. войны I ст.jpg
Звание: гв. ст. лейтенант
Дата подвига: 08.10.1944,14.10.1944
Орден Красного Знамени
Фронтовой приказ
№: 306 от: 24.11.1944
Издан: ВС 14 Отд. А Карельского фронта
Орд.Кр.Знамя.jpg

Re: Каледин Анатолий Васильевич, 1916 г.р.

Добавлено: 13 июл 2017, 17:12
Slavjanka
Информация из донесения о безвозвратных потерях
Фамилия Каледин
Имя Анатолий
Отчество Васильевич
Дата рождения/Возраст __.__.1916
Место рождения Горьковская обл., Лукояновский р-н, с. Тольский Майдан
Дата и место призыва __.__.1940, Лукояновский РВК, Горьковская обл., Лукояновский р-н
Последнее место службы 10 гв. сд
Воинское звание гв. ст. лейтенант
Причина выбытия убит
Дата выбытия 05.03.1945
Первичное место захоронения Германия, д. Брезин
Донесение.jpg

Re: Каледин Анатолий Васильевич, 1916 г.р.

Добавлено: 13 июл 2017, 17:19
Slavjanka
Михаил Шемяков писал(а):Разгрому немецкого опорника на высоте "Сарай" посвящена подглава в книге Худалова Х.А. "У кромки континента".

Один из 150

150 — это количество боев местного значения, которые провела наша дивизия во время обороны. Из этого числа мне особенно запомнился бой 1 августа 1943 года по разгрому опорного пункта противника на высоте 309,0 (Сарай).

Высота занимала господствующее положение. С нее просматривалась почти вся первая позиция участка обороны 24-го гвардейского стрелкового полка, и, пользуясь этим, противник причинял нашим подразделениям немало беспокойства.

Гитлеровцы прочно обосновались на Сарае. Они создали углубленные окопы и ходы сообщения, прочные сооружения для пулеметов, прикрылись инженерными заграждениями. В системе обороны 141-го горноегерского полка этот опорный пункт являлся одним из наиболее важных и сильных. На высоте располагались артиллерия и ее наблюдательные пункты. Отсюда подавались сигналы огневого взаимодействия соседям. Немцы подвели на высоту подвесную канатную дорогу, по которой в любую погоду подавались продукты и боезапас.

Мысль о разгроме опорного пункта на высоте Сарай возникла у нас еще в начале лета, когда противник приступил к интенсивным оборонительным работам. Но в то время этого сделать было нельзя: белые ночи лишали нас внезапности. Во второй половине июля с Баренцева моря стал проникать туман. Он часами держался над сопками. Вот его-то мы и решили использовать как союзника.

Замыслом боя предусматривалось под покровом тумана вывести атакующее подразделение к переднему краю обороны противника, а после того как туман рассеется, внезапно, без артиллерийской подготовки атаковать опорный пункт, уничтожить его гарнизон, взорвать огневые точки, разрушить землянки, захватить пленных.

В выборе рубежа атаки затруднений не было. Первая траншея обороны противника проходила по топографическому гребню. В этом, конечно, имелись свои преимущества: достигалась предельная дальность наблюдения. Но под высотой образовывалось мертвое пространство, где могла скрытно развернуться усиленная стрелковая рота.

Для проведения боя мы выделили 5-ю стрелковую роту 24-го полка. Ею командовал гвардии капитан В. И. Копырин, смелый и энергичный офицер. Роте придавался саперный взвод во главе с гвардии лейтенантом А. А. Михайловым, опытным подрывником и разведчиком. В случае надобности роту могли поддержать артиллеристы.
Разработкой плана боя и мероприятий по управлению им непосредственно занимался штаб дивизии. Подготовка роты к бою была возложена на командира полка Лысенко.

За высотой несколько суток тщательно наблюдали. Мы уточнили расположение огневых точек, окопов, проволочных заграждений противника, выявили систему его огня на соседних вершинах.

В тылу дивизии была подобрана местность, схожая с высотой Сарай. Здесь стрелки и саперы тренировались в броске, учились преодолевать проходы в заграждениях, вести бой в окопах и ходах сообщения, блокировать и захватывать огневые точки. Тренировки завершились тактическим учением с боевой стрельбой.

Утром 1 августа клубящаяся мгла тумана заволокла окружающую местность. И хотя мой НП располагался на возвышенности, позволяющей наблюдать действия обеих сторон, туман скрывал буквально все.

Наши бойцы чуть ли не на ощупь достигли рубежа атаки. Саперы под прикрытием автоматчиков сделали два прохода в минных полях, разрезали проволоку, не снимая ее с рогаток. В 7 часов Копырин доложил о готовности к атаке. В ответ мы передали: ждать сигнала!

Прошел час, другой... Но просветления не предвиделось.

На НП прибыл начальник штаба армии генерал-майор К. Ф. Скоробогаткин. Посоветовались, как быть. Было решено ждать улучшения погоды.

Шесть часов бойцы терпеливо переносили холод и сырость, ничем не выдавая противнику своего присутствия вблизи его позиций. Наконец туман начал рассеиваться. Сигнал был подан в 13 часов 15 минут. Саперы моментально растащили в стороны рогатки с разрезанными звеньями колючей проволоки, и стрелки по проходам устремились к окопам врага.

Не очень-то легко вот так, средь бела дня, находясь под дулами пулеметов противника, в каких-нибудь 40–50 метрах от него, подняться в атаку. Тут всегда есть риск. Но на этот раз роте сопутствовала удача. Нам было видно, как 1-й и 2-й взводы развернулись в цепь и достигли окопов, а 3-й взвод, имевший задачу не допустить вражеских контратак с тыла, не развертываясь, бегом обходил вершину высоты справа.

Дежурные пулеметчики и наблюдатели противника от неожиданности растерялись, замешкались с открытием огня и были уничтожены. Еще не понимая, что происходит, егеря покидали землянки и по ходам сообщения выдвигались на позиции.

Надо было сорвать маневр врага. Копырин через посыльных распорядился: взводам захватить пулеметные точки, а частью сил овладеть ходами сообщения и по ним выйти на обратные скаты высоты. И вот уже два отделения левофлангового взвода подавляют огневые точки, а отделение гвардии сержанта Хилова седлает ход сообщения в центре.

У первого же изгиба хода сообщения гвардии ефрейтор Новинка уложил из автомата гитлеровца, второго поймал на прицел кто-то из бойцов, пробиравшихся по брустверу. Новинка действовал, как на учении: каждое колено сначала прочесывал огнем из автомата, потом на изгиб бросал гранату и тут же делал стремительный бросок. Эта тактика себя оправдала: ефрейтор уничтожил еще двух егерей.

Гвардии лейтенант А. А. Борисов твердо и гибко управлял взводом. Когда стало известно, что навстречу отделению Хилова продвигается еще одна группа егерей, лейтенант выдвинул вперед снайпера Толкушкина. Тот, продвинувшись метров на тридцать, взял под обстрел изгиб хода сообщения и за несколько минут уничтожил девять гитлеровцев. Отделение Хилова первым вышло на обратные скаты высоты.

К тому времени два других отделения взвода овладели пулеметными точками. Теперь одно из них — отделение гвардии сержанта Васина шло на помощь Хилову. Бойцы уже перевалили за гребень высоты, когда показалась беспорядочно отходящая в тыл группа противника численностью до 15 человек.

Наши наблюдатели вовремя подали сигнал опасности. Борисов и комсорг роты гвардии младший сержант
Пацуков почти вплотную подпустили егерей и огнем из автоматов уничтожили их.

Отделения Хилова и Васина подошли к землянкам. Чтобы выкурить укрывшихся в них гитлеровцев, применялся испытанный ранее прием: в дымоход бросалась противотанковая граната, дверь блокировалась огнем. Затем землянка подрывалась связкой гранат. Так бойцы уничтожили три землянки.

Иначе сложилась обстановка у взвода гвардии лейтенанта А. В. Каледина, который должен был овладеть двумя пулеметными точками. На одну из них лейтенант нацелил отделение гвардии сержанта Загороднова, на другую, более отдаленную, — отделения гвардии сержантов Якушева и Беляева.

Гитлеровцы, перешедшие из землянок в оба дзота, так и не смогли открыть огонь из пулеметов: помешали наши отделения, которые вели по амбразурам дзотов непрерывную стрельбу. И все же действия наших отделений были несколько замедленными, пока бойцы не зашли к дзотам с тыла и не забросали амбразуры гранатами. Противник успел выдвинуть в ход сообщения группу автоматчиков. Но тут Каледин принял смелое решение — отрезать автоматчиков с тыла и уничтожить их перекрестным огнем. Этот замысел блестяще осуществили бойцы гвардии сержантов Родина, Шагарова и Загороднова.


3-й взвод, обеспечивавший действия основных сил роты, обошел вершину высоты и, убедившись, что на подходе нет каких-либо резервов противника, забросал гранатами две его землянки, в которых укрывались гитлеровцы. Трех егерей удалось захватить в плен.

Отличились и саперы. Они продвигались четырьмя группами — по две группы за 1-м и 2-м взводами, завершая подрыв сооружений противника. Командир саперного взвода Михайлов, находившийся вместе с командиром роты, не раз мне докладывал в ходе боя о взорванных объектах. Эти сведения, как потом я узнал, ему доставляли связные Архипов и Ющенко, которые хорошо ориентировались на местности. Кстати замечу, что они и сами были первоклассными саперами-подрывниками, обладавшими редким даром действовать хладнокровно и расчетливо.

Когда бой уже кончался, гвардии сержант Смирнов обнаружил за скалой целый склад взрывчатки. Часть ее Михайлов и Смирнов перенесли в окопы и ходы сообщения и подорвали их. Остальная взрывчатка была уничтожена на месте.

Я приказал начать отход роты с высоты, а артиллерии поставил задачу на прикрытие.

Внезапная атака усиленной роты подействовала на оборону противника ошеломляюще. Его артиллерия во время боя безмолвствовала. У немецкого командования, очевидно, были опасения, что удар по высоте Сарай представляет собой лишь часть широко задуманных действий с нашей стороны. И вот теперь появился разведывательный самолет ФВ-189. Он тщательно обследовал наши позиции и ближайшие тылы.

Убедившись, что успех в районе Сарая мы не собираемся развивать, противник приободрился. Зашевелилась его оборона по обе стороны от высоты, был открыт артиллерийский огонь по позициям 24-го полка. Но время уже было потеряно.

Хорошо подготовленный бой, достижение внезапности атаки дали свои результаты. За 30–40 минут рота уничтожила до 120 гитлеровцев, разрушила семь огневых сооружений, два наблюдательных пункта, пять землянок.

В показаниях пленных было кое-что существенное: в обороне 141-го горноегерского полка появилось новое оружие — 230-мм метательные аппараты и неизвестные по маркировке боеприпасы к ним. Пленные рассказали также об ускоренном строительстве сооружений на позициях с применением железобетона и цемента.

Впрочем, участники боя и сами видели инженерные сооружения, созданные противником в скальном грунте: доты, усиленные с боков тесаным камнем, положенным на цемент, амбразуры огневых точек с металлическими плитами. Были обнаружены компрессорные станции...

Ночь после боя мы с генералом К. Ф. Скоробогаткиным провели в моей землянке, пытаясь осмыслить, что все это значит. Генерал заметил, что подобные сооружения противник имеет уже на ряде других направлений. Выходит, он намерен упорно сопротивляться.

Мысленно еще и еще раз оценивая позиции врага, я не находил в них слабых мест. Но на левом фланге... Да, на левом фланге было по-другому: там немцы строили дорогу от Луостари к озеру Чапр, сплошных укреплений не имели.
— Константин Федорович, — обратился я к Скоробогаткину, — а по этой дороге не легче будет прорваться в глубину их обороны?

К. Ф. Скоробогаткин с обычной для него хитроватой улыбкой заметил:
— Разговор с командармом об этой дороге вы, как видно, не забыли. Подумаем, подсчитаем... Результаты боя дают богатый материал для размышлений, в том числе и о выборе направления главного удара на будущее.

Рано утром начальник штаба армии отбыл к себе на КП.

В сводке Совинформбюро от 4 августа 1943 года указывалось: «...подразделение капитана В. И. Копырина атаковало опорный пункт противника. Бойцы ворвались во вражеские траншеи и в рукопашной схватке истребили до роты гитлеровцев...» Это сообщение явилось для нас лучшей оценкой боевой деятельности.

Бои местного значения, действия разведывательных групп, снайперское движение — все это позволяло нам владеть инициативой, держать противника в напряжении.

Его пыл начал остывать. Вспоминается такой факт. Еще перед штурмом высоты Сарай в мою землянку привели двух егерей-перебежчиков. Раньше мы брали немцев в плен только в бою, а теперь появились и перебежчики. Сопровождающий их конвоир, рослый рязанец, попросил разрешения покурить и, оставляя немцев на попечение взвода разведки, подмигнув, сказал: «Смекай, командир! Не тот нынче фриц. Хоть и упрям, но не тот, летошний-то покрепче был, а этот с червоточинкой, а там, гляди, червь безнадежности его совсем сожрет...»

И верно, не тот.

Нам стало известно, что генерал Шернер издал специальный приказ о поднятии боевого духа у солдат 19-го горного корпуса. Он требовал предохранять войска от «подавленного настроения».

У гитлеровского генерала были причины для беспокойства: надежды егерей на победоносное окончание войны рушились. Вот что писал один из них домой: «Истекая кровью, мы проклинаем тот час, когда наша нога ступила на эту землю. Прощай, родина обманутых сыновей, которых ожидает гибель каждый час и каждую минуту. Все ли это? Нет, страх и гибель ждут многих».

Попала к нам и «Песня о тундре», которую распевали в землянках горные стрелки. В этой песне слышались не только жалобы на то, что «солнце не светит», «бледнеют солдатские лица», «похищены зубы цингой», но и заунывный, повторяющийся в каждом куплете ропот: «Когда же, когда же домой?»

При всем том противник оставался еще сильным и коварным. С ним нам предстояло свести счеты. И защитники Заполярья готовились к решающей схватке.

Re: Каледин Анатолий Васильевич, 1916 г.р.

Добавлено: 04 ноя 2019, 21:38
Михаил Шемяков
Каледин А.В. гв ст л-нт.jpg
Газета "Часовой Севера" за 23 августа 1943 года.