Сухотин Анатолий Константинович

Ответить
Аватара пользователя
Сергей Швецов
гвардии старшина
Сообщения: 4092
Зарегистрирован: 23 янв 2013, 00:57
Откуда: г. Заполярный Мурманской области.

Сухотин Анатолий Константинович

Сообщение Сергей Швецов » 18 дек 2013, 09:19

87610.jpg
87610.jpg (8.1 КБ) 857 просмотров
Родился 20 октября 1922 г. в селе Ношино Канского уезда Енисейской губ. Абанского р-на Красноярского края.
В 1942 г. был мобилизован в ряды Красной Армии и участвовал в боях в качестве рядового бойца. Окончил курсы младших команди­ров в г. Кандалакша (Карелия) и офицерские курсы в г. Беломорске с присвоением звания лейтенанта, назначался командиром стрелково­го взвода, роты, начальника штаба батальона 10-й гвардейской
стрелковой дивизии. Участвовал в боях на Карельском, Северном и 2-м Белорусском фронтах.
В 1945 г. после демобилизации по ранению (инвалид III группы ВОВ) поступил на историко-филологический факультет Красноярского педагогического института, а в сентябре 1946 г. был переведен в ТГУ на второй курс историко-филологического факультета, который окончил в 1950 г. С 1951 по 1968 г. преподавал в Томском медицинском институте.

В Томском университете работает с 1968 г. по настоящее вре­мя. Доцент (с 1968 по 1970 г.) Профессор (с 1970 по н.в.). В 1970— '990 гг. зав. кафедрой философии. С 1990 по 1994 г. — зав. кафедрой истории философии и логики. С 1987 по 1990 г. — декан философского факультета.

Заслуженный деятель науки РСФСР (1981). Действительный Член Международной академии наук высшей школы (1993). Постный работник высшего профессионального образования России (1998).

Награды: ордена Красной Звезды (1944), Отечественной войны I степени (1945), Отечественной войны 1 степени (1985); медали "За оборону Советского Заполярья" (1944), «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг. "» (1945) и юбилейные.
Из фронтовых воспоминаний
Летом 1942 года я был призван в армию и направлен на Северный фронт, Мурманское направление. Вскоре стал курсантом курсов младших командиров (г. Кандалакша), а после некоторого времени зачислен на офицерские курсы (г. Беломорск). Вспоминаю, однажды, нас построили, раздалась команда: “Комсомольцы, имеющие среднее образование, выйти из строя”. Нас вышло совсем немного, где-то человек 6-8 из всей роты (более 100 человек). Среднее образование тогда котировалось как ныне высшее. Так мы и были направлены на офицерские курсы.
Если в самом начале войны офицеров обучали очень быстро, чуть ли не за 2 месяца, то к концу 1942 . начало 1943 годов такой острой нужды в офицерах уже не было (осенне-зимний период характеризовался относительным затишьем). Поэтому нас обучали уже более чем полгода, тем более что мы были в части, которая располагалась на Севере страны, где шли лишь позиционные бои.
По окончании Беломорского военного училища и получения звания младшего лейтенанта, я был направлен в 10 гвардейскую стрелковую дивизию на должность командира стрелкового взвода (декабрь 1942г.). Находился под началом командира батальона гвардии-майора Сергея Алексеевича Кузоваткина, который был очень грамотным и храбрым офицером. К сожалению недавно ушедшего из жизни.
С. Кузоваткин прошел финскую войну, за бои награжден орденом Красного Знамени. Это был молодой командир. Ему едва исполнилось 20 лет, когда он стал командовать батальоном, был прирожденным воином. Рассказывал, что еще, будучи школьником старших классов, организовывал походы учеников и водил их за десятки километров с ночевкой в поле. Родители учащихся жаловались директору школы за эти ночные игры. Не случайно одна бабушка из их села (на Урале) говорила: “Уж кто-кто, а Серега Кузоваткин будет генералом”. Забегая вперед, я отмечу, что войну С. Кузоваткин окончил в звании генерал-майора.
Бои на нашем фронте начались весной 1944 г. наступлением на позиции немцев в районе высоты “Большой Кириквайвиш” Карельского фронта. Совершенно голая местность, только валуны да камни, и вверху немецкие ДОТы, сильно укрепленные, а бежать до них сотни метров. С Кузоваткин решил в лоб высоту не брать (зачем бросать батальон на верную гибель?) и обойти гору с фланга, благо, мы и располагались, не в середине наступающих. Маневр удался, наш взвод вышел на немцев с тыла, захватив пушки, на одной из которых я подвернувшемся мелом написал: “Пушки захвачены батальоном гвардии-майора Кузоваткина” и подписался. Позднее эту и другие операции подробно описал сам С. Кузоваткин в статье “Через сопки Заполярья”, помещенной в журнале “Вестник знания”, 1969 г. № 12. И еще об этом эпизоде написано в книге командира нашей 10 гвардейской дивизии гвардии генерал-майора Х.А. Худалова “У кромки Континента”, М., Воениздат, 1974 г. с.140-141.
Прорвав оборону, дивизия прошла через территорию Финляндии и Северной Норвегии. За эти бои я был награжден орденом Красной Звезды.
Затем дивизию вывели в Ярославскую область для пополнения и весной 1945 г. направили в состав 2-ого Белорусского фронта в район Прибалтики и Польши.
23 февраля 1945 г. мы вступили в бой на границе Германии (с. Бухгольц). Запомнилось, что сражения пошли уже на немецких землях. Надо сказать, что к тому времени мы превосходили нем и по вооружению. Типичная картина боя. В ночь занимали позиции, вырыв индивидуальные окопчики (земля уже поддавалась). Рано утром артиллерийская обработка немецких позиций, очень основательная, наверное, не менее целого часа, под конец могучий залп “Катюш”, и по сигналу – в атаку. Ощущение какое-то приподнятое, потому что находиться несколько часов в грязи со снегом, что можно двигаться.
Как-то прочитал у К. Симонова стихи, где описывается состояние солдата идущего в атаку. Поэт говорит следующее. Дескать, какою милой бойцу показалась земля перед броском в атаку, ведь пойдешь, может быть, на смерть, и тяжело расставаться с землей-спасительницей. Вот это мне и представляется не вполне точной зарисовкой. Надоело лежать промокшим и промерзлым, уже скорее бы в атаку.
Характерно, что после беспощадной артподготовки, казалось бы, все подготовлено. Увы, только поднимешься в атаку, тебя встречают пулеметные и автоматные очереди. Бывало, атака срывается на твоем участке, и тогда ложишься, ждешь. Ведь наступают большим фронтом, и обязательно где-то слева или справа прорыв удается, сопротивление падает, и мы тоже идем вперед.
Когда передовые линии врага разбиты на достаточно больших отрезках фронта, в прорыв бросают танки, и мы, пехота, идем, уже не встречая никакого сопротивления. Идем сутками, по ночам, так как днем могут колонну бомбить. И так до следующего рубежа, где противнику удается организовать новую линию фронта. Останавливаемся и мы, подготавливая новый прорыв, подтягивая артиллерию, резервы и вновь занимаем исходные линии, роем окопы для очередной артподготовки и атаки.
В боях в течение марта, апреля дивизия вышла к Северному морю (Померания). По пути овладевали немецкими городами Бромберг, Данциг, Килау и др. знакомились с незнакомой землей людей, освобождали концлагеря.
Запомнилось, что немцы свои города не обороняли, как это делали мы при отступлении в начале войны.
Ведь оборонять город, значит, подвергать его опасности артиллерийского и авиационного обстрела. Поэтому города оставались не разрушенными. Сопротивление было в предгородских местах, в одном из которых и был в середине апреля ранен. В этот раз легко и после дивизионного госпиталя вскоре вернулся в свою же 10-ю гвардейскую дивизию.
В это время батальоном командовал уже гвардии майор Горобец, так как комбат С. Кузоваткин был ранен еще в боях в Заполярье, и мне пришлось его перевязывать. Но Горобец тоже был ранен. Прямо на моих глазах. Мы шли по узкому проходу трое. Майор впереди, затем я, за мной еще один человек. Вдруг очередь. Ранен Горобец и шедший за мной, а я почему-то остался не тронутым. Но не надолго. В самом конце войны, 2 мая 1945 г. был ранен во второй раз, тяжело, осколки попали в голову, а один из них прямо в глаз, и меня, передавая из одного госпиталя в другой, привезли, наконец, в Россию.
За бои в Померании был награжден вторым орденом “Отечественной войны” 2-ой степени, а в 80 десятых годах получил
еще один – третий орден “Отечественной войны 1степени. Являюсь инвалидом Отечественной войны 2-ой группы.
В заключении еще раз хочу вспомнить моего командира батальона Сергея Алексеевича Кузоваткина, ставшего позднее генерал-лейтенантом и занимавшего должность начальника штаба гражданской обороны г. Москвы. В 70-е годы мы с ним встречались. Скажу так, из числа тех, кто повлиял на меня в формировании характера, мировоззрения, значительную роль, наряду с моими родителями, семьей, учителями в школе и в области науки сыграл и С.А. Кузоваткин.
взято тут
Там, где ступает гвардия, — враг не устоит...

Не получается спросить на форуме? Жду на "Одноклассниках"!