Терехов Федор Федорович

Ответить
Аватара пользователя
Сергей Швецов
гвардии старшина
Сообщения: 4359
Зарегистрирован: 23 янв 2013, 00:57
Откуда: г. Заполярный Мурманской области.

Терехов Федор Федорович

Сообщение Сергей Швецов » 22 янв 2014, 01:25

«Крепко целую вас, остаюсь ваш папа»
100879_max.jpg
100879_max.jpg (16.48 КБ) 10482 просмотра
Как самую дорогую семейную реликвию Людмила Бебякина хранит письма с фронта своего отца, погибшего при освобождении Польши.

«Знаешь, Катя, вот уже скоро три года как идет война, я все время на фронте, и за это время ни разу не входил в обычный дом, не брался за дверную ручку. Всего этого на нашем участке нет, а есть длинная, полярная ночь, скалы, да камыши, болота, озера. И здесь бывает смешно иногда. Как попадешь под хороший обстрел, так думаешь, хоть бы не убило, а гроза миновала, начинается подтрунивание, дескать, как он передрейфил»...
«Получил я от тебя, Катюша, письмо и удивился, как ты можешь маленько угадывать, как я живу. Верно, сейчас в основном на снегу, но я к этому очень привык, и вроде весной попахивает. Солнце светит ярко до рези в глазах. На фото Витя вышел очень хорошо, Юрик тоже. Ну, а Ляля, видимо, очень много смеялась и глазки узкие или прищурилась сильно. Ты, Катя, уж очень серьезная, даже чересчур». «Я сильно верю в то, что сказала цыганка в 1940 году, наверное, помнишь? Может быть, это и брехня, но все-таки, когда веришь, легче бывает. Вот война кончится, и мы еще вместе лет 20—30 будем, и ты скажешь, что те слова правда была. Живы будем, еще сто лет проживем»...

Письмо датировано концом октября 1944 года. Федору Терехову, командиру орудия «твоего, Катюша, имени», как писал он в одном из писем, цинкографу редакции газеты из Горно-Алтайска, выпускнику Новосибирского топографического техникума, оставалось жизни пять с небольшим месяцев.
Жена больше не встретится с мужем и переживет его на сорок три года. Поднимет, выучит троих детей и еще внуков поможет им вырастить. Ляля, что щурилась на карточке, Людмила Федоровна Бебякина доверила автору этих строк, можно сказать, семейную реликвию, историю жизни семьи в годы войны. В объемистом альбоме она собрала ксерокопии отцовских писем со штампом «проверено военной цензурой». «Дочка Света помогла сделать, теперь у всех внуков такие же будут». Современная техника только подчеркнула каждую помарку, каждый перегиб фронтового треугольника, будто следы разных дней войны. Некоторые письма трудно уже прочесть, в других буквы обведены — женой или детьми. Не везде есть даты.
У Федора Терехова теперь семь внуков и более десяти правнуков. Не зря он так беспокоился: «Ты пишешь о Юрике, что он мало занимается дома. Передай ему, на одну память надеяться нельзя, так как знания нужны. Читает много, это хорошо, лучше будет развит». «Главное, чтобы вы не бросали учиться, война когда-нибудь да кончится, так постараемся, чтобы из вас люди грамотные вышли. А если сейчас бросить, то уже не нагнать. Милая Катя, с этой стороны приложи все усилия, но бей все время в одно: учиться и учиться ребятам. Не бросать!» Сейчас в многочисленном потомстве командира «Катюши» военные, инженеры, экономисты, библиотекарь с высшим образованием, дизайнер, успешные предприниматели. А дочка Милочка в свои немалые годы освоила компьютер и теперь наравне с девятилетним внуком заходит в Яндекс.
Честно скажу, читая письма отца Людмилы Федоровны, мне, постороннему человеку, явственно показалось, что я с ним знакома. Строчки карандашом переполнены любовью, заботой, скрываемой юмором тоской о семье — «ты знаешь, что посмеяться я любитель», уверенностью, что «наступит золотое время, и мы встретимся». Каково же дочке перечитывать? Помнит ли она отца?
— Мне было пять с половиной лет, когда он ушел в армию, еще до войны. Вижу его веселое лицо, когда мы играли в прятки. А как-то везли с поля картошку, и я испугалась волков. Он наклонился и говорит: «Не бойся, какие здесь волки». А во сне его ни разу не видела...
И опять строки из писем. «Катя, ты пишешь, что хочешь все знать. Но не обязательно знать обо всех тех моментах, когда смерть почти рядом. Когда встретимся, я тебе все расскажу. А до тех пор «жди меня, и я вернусь, только очень жди». Вот так, милок».
«По вашим письмам сужу, что вся моя помощь деньгами стоит не более 4—5 ведер картошки, которые в мирное время были не дороже 4—5 рублей. Но что сделаешь, мои дорогие».
«Эх, Катя, Катя, сколько разговоров о вас, женщинах, здесь бывает, да какая она, да как она. Натосковались все до чертиков... Очень редко когда увидишь одного из представителей вашего рода, да и то не в «человеческом» виде — в штанах. Впечатление от этого не знаю у кого как, а у меня, будто идет лошадь без хвоста».

«Один товарищ мне сказал, что у вас прошел сильный град, вся огородная посадка уничтожена. Катя, пиши обо всем и подробнее!»
Дочь вспоминает: «Да, так и было. Пропал весь урожай картошки и овощей. В ту зиму был сильный голод. Бывало, мы не ели по нескольку дней и спали. Я проснулась однажды, а брат поет. Я ему «Ты чего?» А он: «Папа говорил, когда трудно, надо петь».
Это переписка любящих людей и не без обид. «Я не получал от вас писем более месяца, вот и мысли пошли плохие. Про женщин в тылу плетут такую ересь, черт знает что. А ты не из таких, но подзадорить тебя, чтоб чаще писала, надо было. Не обижайся». «Ты за четыре года пережила очень много, думаю, тебе в тылу досталось больше, чем мне. Посылай ко всем чертям разных шептунов». «Катюша, ты мне попалась именно такой, как я представлял себе жену. Ты золотая жена». Эти обиды и разговоры — просто результат того, что письма поступают «исключительно плохо». «Часто и от папы писем не было, — уточняет сейчас дочь, — а потом приходили кучками».
«Я не сильно изменился, только куртка, что ты прислала, грязная, да рваная, но я ее берегу. Сейчас ношу твои валенки. Все, кто служит со мной, их так и зовут — «Катины». Просил солдат бумаги, «3 химических карандаша или чернильного порошка в письме».
«Насчет того, что в бою могут убить, то уж, мои дорогие, чему быть, того не миновать. А вообще говоря, наших убитых очень мало, немцев в несколько раз больше. Они идут пьяными в полный рост и бьют их пулеметчики и артиллерия. Кроме того, они сильно боятся штыка». «Когда война закончится, я тебе расскажу многое о боях. Немцы показали нам в 1941 году, как надо воевать, так сейчас в 1944 мы им показываем, как надо бить врага».
«Никак нет времени черкнуть пару слов. Я в сильных боях каждый день. Не знаешь, будешь жить или нет... Крепко целую вас, остаюсь ваш папа». Это из последнего письма, размашистым почерком, второпях. Почему-то после подписи не просто дата, а четко прописано «сегодня 24 марта 1945 года». Как в донесении. Предчувствие? Отзвук напряженности тех дней!
...Из сводок Совинформбюро за 30 марта 1945 года
Войска 2-го Белорусского фронта завершили разгром Данцигской группы немцев и штурмом овладели городом и крепостью Гданьск (Данцинг) — важнейшим портом и первоклассной военно-морской базой немцев на Балтийском море. Над Гданьском поднят национальный флаг Польского государства.
В тех боях получил смертельное ранение и первого апреля 1945 года умер от ран гвардии сержант Федор Терехов, кавалер двух медалей «За отвагу», ордена Славы, отец троих детей и просто один из солдат-победителей.
— В День Победы все пели, обнимались, но помню, мама была какая-то нерадостная, от папы давно не было писем, — рассказывает Людмила Федоровна. — А числа тринадцатого мая в нашу калитку завернул тот молодой человек, что носил похоронки. Мама только его увидела и упала без сознания. Два месяца была в больнице, а мы жили одни.
Им пришлось все испытать. Пекли оладьи из собранной после зимы гнилой картошки, в школу ходили в рваных галошах по жидкой снеговой жиже, уроки делали на газетах свекольными чернилами. Перебрались к родным в Новосибирск, жили в жуткой тесноте, дети спали под кроватью. Людмила, уже студентка радиотехникума, пока мама была в колхозе на уборке, написала письмо маршалу Жукову. И вскоре дочери вручили ключ от десятиметровки. Мама вернулась, а дети в своей комнате. Вот была радость!
В конце восьмидесятых Людмила Федоровна нашла могилу отца — в поселке Боян, или иначе Бояново Гданьского воеводства Польши. Ездила туда дважды, сначала со старшим внуком-подростком, потом с дочкой.
— К братской могиле надо идти полем. Красивое место, голубые ели... Я опустилась к могиле и впервые в жизни испытала чувство, когда давит сердце, а заплакать нет сил. Я переписала фамилии всех солдат, что захоронены вместе с папой. Наверное, не все их родные знают, где они нашли последний приют. Ведь это так важно знать хотя бы место, пусть даже и на могилу не удается съездить. Может быть, мой список поможет.
И совсем не случайно дочь солдата поместила список в альбом с письмами отца. Все они — сотоварищи, вместе сражались и погибли. Так пусть будут вместе и в семейном альбоме...

Список, который прислала в редакцию Людмила Бебякина:
Абрамович Яков Константинович 1923
Андрушевич Петр Георгиевич 1902
Апопок Бронислав Иосифович
Ахтанов Магаз 1906
Бакланов Иван Васильевич 1906
Батура Сергей Константинович 1909
Безногов Иван Егорович
Безруков С
Белявский Михаил Иванович 1916
Беляев Аркадий Николаевич
Бетов Леонид Иванович 1926
Богачук Яков Никитич 1910
Богуч Николай Петрович 1924
Брагаренко Исидор Иванович 1925
Бутырьев Владимир Гаврилович 1912
Бухаринов Алексей Яковлевич 1926
Васин Александр Михайлович 1907
Верятин Данил Давыдович 1925
Вокалюк Василий Иванович 1910
Волк Николай Никитич 1905
Гавриченко Павел Михайлович 1922
Гавевский Иван Тихонович 1910
Горбачук Федосий Алекс
Гатун Григорий Иванович 1915
Гечечкори Григорий Тимофеевич 1915
Гончаров Григорий Иванович 1899
Горин Александр Васильевич 1915
Гострий Дмитрий Дмитриевич 1916
Григорьев Николай Николаевич 1902
Григорьев Филипп Григорьевич 1909
Гурченидзе Михаил Никифорович
Данилов Александр Трофимович 1915
Дедюхин Павел Васильевич 1920
Дейнекин Павел Иванович 1918
Дорошок Григорий Иванович 1918
Драгунов Филипп Евдокимович
Ермаков Виктор Матвеевич 1911
Жибчик Ефим Емельянович 1895
Журавков Александр Иванович
Жураковский Владимир Антипович 1926
Зайпев Виктор 1921
Зимин Николай Михайлович 1925
Зобин Сергей Иванович 1914
Иванов Василий Иванович 1910
Кальвелис Петр Владимирович 1925
Карякин Еремей Алексеевич 1907
Иванов Николай Иванович 1903
Калинин Борис Алексеевич 1925
Карпов Федор Иванович 1913
Качанов Федор Иванович 1915
Кашуба Михаил Лукич 1914
Кисель Иван Кондратьевич 1910
Количаев Сергей Васильевич 1906
Коваленко Лука Парфирьевич 1906
Козлов Дмитрий Иванович 1921
Комиссаров Михаил Петрович 1907
Косоротов Семен Самойлович 1915
Кулин Михаил Федорович 1925
Кутузов Иван Иванович
Левчук Михаил Петрович
Лепко Юрий Степанович 1912
Лесик Михаил Иванович 1906
Лесько Алекс. Андов 1915
Липец Николай Акимович 1905
Мисюля Владимир Филиппович 1900
Михайлов Степан Иванович 1908
Мухин Дмитрий Михайлович 1916
Новоженов Николай Андр. 1908
Оба Михаил Лазаревич 1914
Олейник Иван Ефимович 1922
Онищенко Михаил Павлович 1907
Опалев Евгений Михайлович
Орлов Алексей Дмитриевич 1923
Паращук Леонтий Дмитриевич 1909
Пигулевский Алексей Григорьевич 1923
Пигулевский Александр Григорьевич 1923
Питель Борис Григорьевич
Печкуров Федор Ефимович 1907
Полищук Николай Васильевич 1926
Помаранский Иван Иосифович 1915
Пономарев Павел Петрович 1926
Рабинович Рафаил Зельман. 1901
Рокоманов Петр Анисимович 1905
Рощепенко Никита Николаевич
Сапегин Никита Николаевич
Сейтимов Малик 1925
Сечевой Степан Карпович 1899
Синев Иван Дмитриевич 1924
Сокалюк Григорий Иванович 1922
Сугоняк Иван Федорович 1905
Сысоев Сергей Ильич 1913
Таранко Михаил Тихонович 1900
Терешко Николай Андреевич 1906
Терещенко Иван Пантелеевич 1910
Терехов Федор Федорович 1913
Тимошин Михаил Васильевич
Толкач Иван Ефимович 1908
Тришин Василий Акимович 1911
Тропюк Степан Андреевич 1911
Трушицин Николай Иванович 1924
Фененко Степан Тимофеевич 1926
Фиронов Петр Ильич 1908
Хвастов Александр Иванович 1923
Чистяков Василий Михайлович
Чупак Иван Радионович 1916
Шаблыкин Петр Васильевич
Шатило Иван Кононович 1919
Шнере Лейман Рудольфович 1926
Ющук Владимир Семенович 1903
Яковлев Алексей Яковлевич 1915

взято тут
Там, где ступает гвардия, — враг не устоит...

Не получается спросить на форуме? Жду на "Одноклассниках"!