Бабенко Александр Викторович

Ответить
Аватара пользователя
Slavjanka
гвардии старший сержант
Сообщения: 3410
Зарегистрирован: 28 янв 2013, 13:29
Откуда: Московская область, Воскресенский р-н, п. Хорлово.

Бабенко Александр Викторович

Сообщение Slavjanka » 09 сен 2015, 21:47

Майор Бабенко Александр Викторович
Фронтовые воспоминания нач. связи 35 гв. полка гв. майора в отставке Бабенко А.В.
Великая Отечественная война застала меня в г. Мончегорске в звании лейтенанта в составе 7 отдельного батальона связи 52 сп командиром взвода телефонно-кабельной роты.
По боевому расчету я был начальником направления связи (ННС) к одному из полков дивизии. Поэтому после перебазирования в Мурманск, переправы через залив 23.6.41 г., марша к границе и занятия рубежа развертывания на реке Зап. Лица в 80 км от Мурманска, я получил боевую задачу – обеспечивать взводом телефонную связь штаба (КП) дивизии с 112 стр. полком (командир полка был майор Коротков). Взвод личным составом укомплектован, имелось в наличии свыше 20 км кабеля, несколько десятков телефонных аппаратов, катушек телефонных для кабеля, коммутатор и другое инженерно-техническое имущество. По штату были положены две двуколки на конной тяге. Но с начала боевого развертывания в условиях Заполярья они не понадобились и остались в тылу батальона связи. Все снаряжение, технику и имущество мы перетаскивали на себе. Быстроменяющаяся обстановка, особенно в первые дни войны, когда части немецкого горнострелкового корпуса Дитриха, полностью оснащенные, обученные и подготовленные к действиям в горных условиях, с ожесточением рвались в город, а наши части 114 СД, отходившие от границы под напором превосходящего противника, были для нас не помощью, а скорее наоборот – помехой…
Нам, связистам телефонно-кабельных подразделений на Севере достался очень тяжелый и неблагодарный воинский труд – КП 112 сп с командиром во главе постоянно был в движении и успевать за ними, чтобы обеспечить постоянную связь – дело очень трудоемкое, а в боевых условиях – сложное и опасное. Но об опасности думать было некогда, ибо мы, связисты, как бы постоянно находились в роли догоняющих. Только радиосвязь могла решить успешно эту задачу. Но, в то время только-только начиналось оснащение радиостанциями 6-ПК от полка и выше, и то не везде. В основе сухопутные части и подразделения связи оснащались громоздкими и немобильными средствами телефонной связи, да к тому же технически несовершенными. Например, телефонный кабель ПТФ-7, как основное средство телефонной связи, был однопроводным, тяжелым и толстым по размерам, с хлопчатобумажной изоляцией, которая в условиях повышенной влажности, а линии прокладывались по болотам, через водные источники и по земле, и давали большую утечку слышимости и низкое качество связи уже на участках 4-6 км удаления абонентов. Они же представлялись серьезным источником пополнения развед. сведений через подслушивающую аппаратуру, которой располагали все развед. подразделения противника.
Были затруднения, и большие, с переброской кабеля на пункты развертывания КП и НП потому, что на катушку вмещалось при намотки в боевых условиях максимум 400 метров кабеля, а так как вес ее был около 5 кг, то с учетом всего снаряжения связиста, он мог взять с собой 3-4 телеф. катушки, и передвигаться только, как переносчик, а если нужно было по пути прокладывать и линию, то не больше 2-х катушек.
В условиях первого года войны в Заполярье сплошной линии обороны не было, подразделения и части базировались на систему высот, а лощины, долины и особенно перешейки между водными преградами и скалистыми берегами часто минировались. Расстояния между пунктами управления были в зависимости от обстановки и составляли 4-5, а иногда 6, и более км., а для связистов это очень сложно и трудно.
Не менее сложной была задача охраны линии и поддержание ее в рабочем состоянии. Частые артиллерийско-минометные обстрелы по площадям, бомбежки, особенно в первые месяцы войны, выводили из строя линии связи. Иногда производились и умышленные повреждения. Так, в одну из ноябрьских ночей 1941 года линия к полку проходила неподалеку от выс. 315, и произошел порыв связи. На устранение повреждения высылались не менее 2 человек. Так было и на этот раз, на линию вышли 3 чел. Во главе с сержантом Шультиевским, а на месте повреждения была засада немцев, и этой группе связистов взвода пришлось отбиваться огнем, применять смекалку, а для усиления были высланы еще 2 человека, и только тогда была восстановлена связь. И таких случаев за зиму 41 года было несколько. При этом отличились и показали свою командирскую зрелость сержант – пом. комвзвода Головушкин и командир отделения Постников.
После знаменитых боев на р. Зап. Лица в первых числах июля 1941 года, когда немцы это место «окрестили» «долиной смерти» и потеряли преимущество внезапности, они начали перегруппировку в сторону своего правого фланга к озеру Чапр. Для изучения обстановки и выявления группировки немцев одна из рот 112 сп получила задачу провести разведку боем. Обеспечить эту операцию было приказано мне с частью взвода. Это было на подступах одной из высот (мне помнится 315), погода чудесная днем (июль месяц 1941 г.). Основные силы этого отряда почти переправились через реку, осталось только управление, в т.ч. и я со связистами, и в это время был открыт ураганный огонь со всех видов: артиллерии, минометов, пулеметов и автоматов с близлежащих высот этого подножья, и получился не бой, а уничтожение нашей группировки, потому что мало кто вернулся обратно. Из связистов был ранен только 1 человек, но наша задача была выполнена. Командование полка все же вскрыло систему огня и наличие сил на нашем левом фланге.
В 112 сп, (за стойкость и мужество при защите Кольского полуострова и г. Мурманска с декабря 1941 года дивизия, а с февраля 1942 года и полки, получили звание гвардейских, полк стал именоваться 35 гв. полком), мне со взводом пришлось находиться до июля 1942 года и по праву делить с ним удачи и неудачи боевой обстановки.
После неудачных боев мая 1942 года полк окончательно закрепился на занятом рубеже и начал совершенствовать свою оборону.
Я был назначен заместителем командира телефонно-кабельной роты и перешел на КП дивизии, где она размещалась. В 1943 году назначен начальником дивизионной мастерской связи, и одновременно руководил подготовкой связистов молодого поколения для частей и подразделений связи.
В 1944 году накануне наступательных боев возглавлял материально-техническое снабжение в батальоне связи (был зам. командира по материально-техническому снабжению).
В начале октябрьских боев 1944 года по окончательному освобождению Советского Заполярья от немецко-фашистских захватчиков, был убит мой старший товарищ по службе в 35 полку – начальник связи капитан Рябков В.В., ранен командир роты, и меня, в самый разгар наступления, направили нач. связи 35 гв. полка, и уже не на один день. До конца войны я не расставался с полком в боях за г. Петсамо, Киркенес, Найден и освобождении северной части Норвегии.
Будучи еще нач. мастерских связи в начале 1944 года при артиллерийском обстреле расположения курсов радистов и пожаре при этом, и спасении людей, получил ожоги 2 степени рук и лица, пролежал в госпитале на 5 км месяц, вернулся снова в часть. В боях за г. Киркенес получил контузию головы, несколько дней почти не слышал, все время она кружилась, но через несколько дней прошло, и я остался в строю.
Где-то в двадцатых числах октября 1944 года после Киркенеса полк получил задачу переправиться через один из фиордов и продвигаться дальше, преследуя немцев. Форсирование проходило на автомобилях-амфибиях. При достижении середины, а общее расстояние составляло около 100 метров, одна из машин связистов начала погружаться в воду, и ее десант оказался в воде в полном снаряжении, а ведь это был октябрь в Заполярье, но t0 была еще не минусовой, но хорошо, что на остальных машинах десанта заранее были предусмотрены концы веревок, за которые хватались оказавшиеся в воде солдаты, и кое-как добирались до берега. При этом было потеряно имущество связи, в том числе 1 радиостанция, но связь с батальоном в дальнейшем была обеспечена.
Много было и неудач при организации связи, трудностей, потерь и нервные потрясения, особенно в критические моменты потери связи с подразделениями. Но особую заботу нач. связи составляла связь с разведкой, с передовыми отрядами, подразделениями, действующими на главном направлении.
После освобождения Сов. Заполярья в составе 35 гв. полка участвовал в боях Восточной Пруссии за г. Гдыню, Миздров, Буммельсбург, Сивнемюнде и др., в 1945 году закончил войну вместе с полком в звании капитана. С полком же проделал путь возвращения из Германии в Закавказье в г. Н. Афон и Ахалкалаки, и прослужив в нем еще до 1950 года. Потом был переведен пом. нач. связи зенитной дивизии в Закавказье, оттуда переведен на Дальний Восток, о. Сахалин и переведен в части ЗОС (земного обеспечения самолетовождения) 29 воздушной Армии в 1951 году, а в конце 1960 года уволен в запас.
Многие подробности и фамилии забыты, а записи потеряны, поэтому на них не останавливаюсь.
19.2.1990 года Подпись (Бабенко А.В.)
(Воспоминания хранятся в Мончегорском краеведческом музее.)