Усманов Маруф Усманович, 1922 г.р.

Ответить
Аватара пользователя
Сергей Швецов
гвардии старшина
Сообщения: 4342
Зарегистрирован: 23 янв 2013, 00:57
Откуда: г. Заполярный Мурманской области.

Усманов Маруф Усманович, 1922 г.р.

Сообщение Сергей Швецов » 12 ноя 2015, 01:53

image.jpg
Усманов Маруф Усманович
image.jpg (31.18 КБ) 3039 просмотров
Маруф Усманов — в строю курсантов Го­мельского военно-пехотного училища, эвакуи­рованного в г. Каттакурган. Осенью того же 1942 года одна из курсантских рот Гомельского военно-пехотного училища уже сражалась на Волховском фронте. 61-й стрелковый полк в составе 19-й гвардейской стрелковой дивизии с неимовер­ным трудом пытался прорвать блокаду Ле­нинграда. Там в бою за село Синявино 20 сентября 1942 года получил тяжелое ранение в левую руку и находился на излечении в эвакогоспитале города Архан­гельска. За проявленную отвагу и мужество командир отделения Усманов удостаивается первой бо­евой награды - орденом Красной Звезды.
Вот так южанин оказался на Севере где вместо теплого восточного солнца и лазурного неба его встретили снега и вьюги.
В госпи­тале лечили не только медикаментами, но и физическими упражнениями. Там Маруф впервые увидел лыжи и научился на них ходить.
После выздоровления с янва­ря 1943 г. был командиром стрел­кового отделения, затем взвода 28-го гвардейского стрелкового полка 10 гвардейской
стрелковой дивизии Карельского фронта.
И сно­ва бой, в котором проявляются лучшие его качества - смелость, отвага, выдержка. В числе наиболее отличивших­ся воинов направляется на курсы младших лейтенантов Карельского фронта. После окончания курсов молодой офицер вступает в коман­дование разведвзводом лыжно-разведывательного батальона. "Да, тя­желовато было мне южанину, научиться ходить на лы­жах, - вспоминал Маруф Усманович. - Но стыдно было быть слабее своих бойцов. Ничего, научился, хо­дил даже лучше отдельных сибиря­ков". Переживший тяжелые бои в Синявинских болотах, он окреп не толь­ко телом, но и духом и в
минуты затишья, краткого солдатского отдыха среди холодных скал Карелии засыпал своих товари­щей притчами и шутками, вышедшими из глубин уз­бекского народа. За ним прочно закрепи­лось новое имя «Ходжа Насреддин».
10-я гвардейская (впоследствии Печенгская дважды Краснознаменная) стрелковая дивизия, где Маруф вскоре стал командовать лыжным взводом, стойко
держала оборону. И сержант Ус­манов вносил свой вклад в общий успех про­славленного соединения. Не раз и не два — больше! — генерал-майор X. Худалов и пол­ковник Ф. Гребенкин лично благодарили его за мужество и отвагу.
В октябре-ноябре 1944 г. на Мурман­ском направлении Маруф Усманов принимал учас­тие в наступательных боях по ос­вобождению Советского Заполярья и Северной Норвегии от немецко-фашистских захватчиков. Под норвежским городом Киркенес, он вынес из боя знамя гвардейской дивизии, за что был награжден вторым орденом Красной Звезды, назначен на должность командира стрелковой роты.
Новый 1945 год старшин лейтенант Ма­руф встретил на территории Поль­ши, куда была переброшена из Заполярья теперь уже Печенгская дивизия. Там он прошел с боями от города Острув-Мозовецк (сев. Варшавы) до города Свенимунде на Балти­ке. За два месяца до взятия это­го немецкого города, под огнем врага взорвал фа­шистский дот, за что награжден орденом Отечественной войны.
В тяжких боях с врагом терял Маруф своих боевых друзей и сам он дважды только чудом остался жив. «Навсегда запал мне в душу, мой друг лейтенант Миша Васин», - с грустью в голосе рассказывал он мне. «Да и меня тоже на фронте звали не Маруфом, а Мишей. Мы были ротными. Миша всегда был запевалой, у него было какое-то предчувствие, что он погибнет, не успеет жениться на Маше, которая ждала его. Я ему говорил, что после Победы буду еще сватом, а затем поедем в сол­нечный Самарканд, ко мне в гос­ти». Под г. Штольпом перед наступлением наших войск, командиров собрали в землянке на инструктаж. Неожиданно налетели фашистские самолеты. Ротные бросились к своим подразделениям. В возникшей неразберихе друзья поменялись местами: Миша оказался на позициях роты моего деда, а Маруф принял подразделение Миши. Когда наступило затишье, выяснилось, что его друг погиб от немецкой бомбы. Перед этим боем ещё ночью, Миша сказал: «Знаешь, Маруф, меня завтра убьют…». Тяжело было писать об этом Маше. «На его месте должен был быть я», - говорил Маруф.
Другой случай, когда смерть миновала моего деда, тоже связан с предчувствием. Начинался бой. Маруф лежал с пулеметом готовый отразить натиск врага. Коробка с боеприпасами как всегда стояла справа от пулемета. В какую-то минуту он неожиданно для самого себя переставил её слева от пулемета. Не прошло и 15 минут как пуля, летящая прямо в сердце вонзилась в коробку…
Тем временем война близилась к победному концу, наступила весна 1945 года. 30 марта в районе г. Штольпа (Польша) Маруф был тяжело ранен в грудную клетку, пра­вый бок и правую руку, получив в общей сложности 12 осколочных ран. Когда его, ослабевшего от по­тери крови, доставили в госпиталь города Быдгошь, врачи даже не знали, с чего же начать латать лейтенанта. Но он выстоял, победил смерть.
Только теперь, уже окончательно придя в себя, стало пронзительно ясно, что Берлин бу­дут штурмовать другие, что победу он встре­тит на этой вот высоченной кровати. Ранение было тя­желым, и выздоровление шло медленно. В госпитале он пробыл без малого полгода. Врачи шутили, что «вытащили Усманова с того света». Вытащить-то вытащили, а в строевой части на командирской должности он служить уже не мог.
Он еще размышлял о неясном своем буду­щем, а кадровики с присущей им дотош­ностью обнаружили в нем ценного специалис­та, и вскоре, осенью 1945 года, он был назна­чен начальником планово-производственного отдела военного авторемонтного предприя­тия. А вот его соседу по палате, тоже коман­диру роты, старшему лейтенанту Павлу с редкой фамилией Радостный повезло меньше. «Множественное ранение в область правой голени» повлекло за собой осложне­ния, и он был списан, как говорят, вчистую.
— Ну, Ходжа Насреддин, — сказал он на прощанье, — жми до полковника, а то и до генерала. Вспомнишь — напиши мне на хутор Радостный. Забегая вперед, скажу, что больше они не встречались: обоих разметала напряженная послевоенная жизнь.
...В 1947 году Маруф Усманов в звании капитана переступил порог Самаркандского военного комиссариата — теперь уже в ка­честве штатного работника. С тех пор и до 1981 года (до ухода в отставку) он навсегда связал свою жизнь с Вооруженными Силами, слу­жил в системе военных комиссариатов, работал военным комиссаром в Сурхандарьинской, Кашкадарьинской, Самаркандской областях. Не­изменная честность, справедли­вость и неутомимость в работе по­зволили ему пройти путь от кур­санта училища до полковника, от командира пулеметного расчета до Самаркандского областного воен­кома. Везде он проявлял высокий профессионализм, инициативу, уме­ние работать с людьми, честность и решительность, нетерпимость к халатности и разгильдяйству. Его жизненный путь, его характер, любовь к Родине и к людям, служат мне и моей семье примером для подражания и ориентиром настоящих ценностей в жизни.
1.jpg
Красная звезда
2.jpg
Отечественная война 2
Там, где ступает гвардия, — враг не устоит...

Не получается спросить на форуме? Жду на "Одноклассниках"!