152 стрелковая дивизия

Ответить
Irina Belousova
гвардии рядовой
Сообщения: 13
Зарегистрирован: 29 мар 2013, 19:24

Рассказ моего деда о судьбе 152 Стрелковой дивизии

Сообщение Irina Belousova » 05 апр 2013, 16:26

Это воспоминания моего деда Белоусова Михаила Семеновича о судьбе целой дивизии, которая замерзла в мае 1942 года в Заполярье.
Рассказ написан в середине 1980-х годов:

Благодари судьбу, Кондрат Кондратьевич!

Прочитал я в газете о судьбе Шрейдера Кондрата Кондратьевича – дважды армейца. И сразу захотелось сказать ему: «Благодари судьбу, Кондрат Кондратьевич, что еще так она обошлась с тобою. Жестоко, ничего не скажешь, но все-таки не трагически.»
Кондрат Кондратьевич еще раньше рассказывал мне о своей судьбе. Мы с ним писали в «Красную Звезду» и в архив, разыскивая и подтверждения документальные и свидетелей, подтвердивших бы его участие в Великой Отечественной Войне. Но, увы. А вот, когда я еще раз увидел номер его дивизии 152 и, что она после боев под Смоленском была отведена на пополнение на южный Урал, я вспомнил о дальнейшей судьбе этой дивизии. Нет, я не из этой дивизии, но хорошо помню, что произошло с нею. Она погибла, точнее замерзла в 1942 году, да и когда. В мае месяце. Да, не удивляйтесь, именно в мае месяце. Вот как это было.
Наша 10 Гвардейская стрелковая дивизия в апреле месяце 1942 года вела наступление на Мурманском направлении от реки Западная Лица в направлении озера Чапр – высота 341,1, через р. Титовку. На Петсамо (Печенгу). Наступление было вначале успешным. Мы в ожесточенных боях продвинулись километров на 20-25. Но, понеся значительные потери, выдохлись и остановились почти у самого озера Чапр. Нас успокаивали, чтобы мы не расстраивались и закрепились на достигнутых рубежах, на безымянных сопках. И что вот подойдет помощь, тогда можно возобновлять наступление. Идет свежая дивизия к нам на помощь.
И правда, однажды уже к вечеру дело было. Мы, артиллеристы взвода управления 1-го дивизиона 29 гвардейского артполка, сидели под сопочкой, закрывавшей нас от немцев. Разведчики были на вершине сопки, наблюдали за немцами, а мы, радисты, да и вычислители, были на склоне сопки, за камнями.
И вдруг мы увидели, что сзади нас внизу, шедшие по замерзшему озеру лыжники, легли прямо нас негу отдыхать. Их было человек 10-12, все в белых маскхалатах. Кто такие? Нашелся все знающий связист, который сказал, что это «квартирьеры» той дивизии, которая идет к нам на помощь. Разговор перешел на другие темы, и мы не заметили, куда ушли те лыжники. Тем более, что вскоре пошел снег, который все усиливался и усиливался. Это началась пурга, которая бушевала почти целую неделю, с 30 апреля и до 6 мая. А пурга на Севере, в Заполярье, страшное дело. Человека достаешь рукой, но не видишь его. Между нами сплошная пелена снега, несущаяся с огромной скоростью, иногда 60 м/сек. Причем, начинается пурга неожиданно. Арктические, чаще всего северо-западные ветры, бросают лавину снега на Кольскую землю. Снег идет сначала почти мокрый. Потом становится все суше и суше. Иногда к концу ветер бросает уже не снежинки, а маленькие льдинки, которые секут лицо прямо в кровь. Вот тогда обязательно нужны подшлемники.
Вот в эту пургу и попала та дивизия, что шла к нам на помощь. И замерзла. Это была 152 стрелковая дивизия, в которой служил Шрейдер Кондрат Кондратьевич.
Почему она замерзла? Почему с нами этого не случилось?
Дело в том, что мы уже были, как говорят, «стреляные волки», мы уже там были не первую зиму, и у нас было, чем защититься, где от пурги укрыться.
Но перед наступлением нас переодели уже в летнюю форму: шинель, ботинки с обмотками, плащ-палатка и, правда, шапка. Особенно запомнились мне те ботинки. Говорили, что это были английские ботинки. Коричневой кожи, на толстой подошве, добротные ботинки. Но вскоре мы стали просить старшину дать нам старые потрепанные кирзовые сапоги. Дело в том, что даже одна снежинка, попавшая на ботинок, растаяв, сразу же попадала в ботинок. И что мы ни делали, чем только ни смазывали, ботинки пропускали влагу. А вот плащ-палатки, это были наши спасительницы. Когда начиналась пурга, и если нам нет никакого укрытия, землянки там или палатки, мы, три человека, снимали с себя плащ-палатки, сцепляли их друг с другом имеющимися у каждой пуговицами и петельками. Затем ставили винтовку с примкнутым штыком вверх, надевали на штык середину плащ-палаток, растягивали их, и получалась небольшая палатка, вполне достаточная для трех человек и даже больше. Вот и готово укрытие, и пурга не страшна. От пурги можно укрыться даже в норе снежного сугроба, закрыв вход в нору чем-либо, даже снегом. Так мы спасались от пурги. У бойцов 152 дивизии не было плащ-палаток, да они и не знали, как из них делать палатки. 152 дивизия растянулась на те 20-25 километров, которые мы прошли с тяжелыми боями. И ее застала страшная пурга на том переходе. И только те, кто дошел до наших позиций и укрылся в наших палатках и те, кто еще не отошел от наших землянок, откуда мы начали наступление, и укрылся в них, только они и остались в живых.
И еще были причины гибели 152-й. С Южного Урала дивизия перебрасывалась к нам на Север в спешном порядке – обстоятельства того требовали. И всю дорогу люди были почти голодными. На одной остановке обед еще не был готов, эшелоны спешили дальше, в другом пункте обед уже прошел. И так до самой станции Кола. Надеялись здесь покормить, но здесь не было продуктов. И так полуголодных переправили через Кольский залив. Здесь в нашем армейском тылу бойцов обильно покормили, и началась болезнь – понос. Дальше предстоял большой переход до 80км. Было еще холодно. Отдельным подразделениям выдали по 1-2 баночки сухого спирта для подогрева консервированной пищи.
Когда началась пурга и, замерзая от холода, многие вспомнили об этом сухом спирте и решили согреться спиртом, выжимая через подол нижней рубашки или какую-нибудь тряпочку спирт. И употребили его внутрь. Но спирт оказался техническим, и принявшие его отравились. Мы видели, как подошедшие уже к нашим позициям бойцы 152 дивизии, уже разбивавшие палатки, употребив этот «жми-дави» спирт, корчились в предсмертных судорогах и погибали. Те, кто оказались на этом огромном переходе в пургу, не имели укрытия, и выбившись из сил, проваливаясь в снег по колени, вспотевшие изнутри и намокшие от первого влажного снега, садились отдохнуть, моментально засыпали и навсегда.
После пурги многие из нашей дивизии ходили откапывать из снега замерзших. Картина была страшная. Сотни трупов, сбившихся кучками, сидели, прижавшись друг к другу. Многие в других самых невероятных позах.
О том, как погибла, вернее, замерзла 152 дивизия, в 1980 году я рассказал на встрече с учащимися 2 средней школы города Ахалцихе в Грузии, где дислоцируется сейчас наша 10 Гвардейская. И вот, когда мы возвращались после встречи в свою гостиницу, со мной поравнялся наш бывший комиссар дивизии Орлов Михаил Васильевич и сказал мне, что не надо было бы об этом рассказывать ученикам, а найти какой-нибудь боевой эпизод. «Но дивизия ведь замерзла?» - ответил я. «Ну замерзла, замерзла», - подтвердил он. «Да если бы Вы и сказали, что не замерзла, так ведь я и многие наши товарищи ходили откапывать из снега трупы. Я знаю, что замерзла, и об этом рассказываю в музее 10 Гвардейской в Ново-Кормихинской средней школе. Но, сколько их замерзло?» «80 процентов», - ответил наш бывший комиссар. «Вот и посчитайте, - говорю я детям во время экскурсии в музее, - если даже стрелковая дивизия была не в полном составе военного времени, и то тысяч десять в ней было. Так 80 процентов от 10 тысяч это сколько? Представляете? А если в ней было 12-16 тысяч? Тогда сколько это? А сколько в вашем селе всего жителей? Вот и представьте, сколько их погибло не сделав ни одного выстрела по врагу.» А комиссару своему я ответил, что правильно сделал, что рассказал, как замерзла 152 дивизия в мае 1942 года. К этому мои доводы таковы: «Вот побывали у учеников 9-10 классов 2 средней школы 12 мая. Окончивших 10 класс многих призывают в армию и некоторые попадают служить в Заполярье и там попадают в пургу неожиданно и не знают, что делать, как спасать себя. Иногда даже летом, как чуть не попали в пургу мы, ветераны 10-й ехавшие в Мурманск в 1977 году. Тогда 21 июня целые сутки над Кольским полуостровом бушевала страшная пурга. В полярный день было темно как ночью. Ветер достигал 60 м/с. Снегу выпало в Мурманске 60 см. Все линии связи, электропередач были выведены из строя. И мы вместо того, чтобы прибыть в Мурманск 22 июня в 9 часов прибыли туда 23 июня». Михаил Васильевич вынужден был согласиться со мной.
Вот я и говорю Кондратию Кондратьевичу: «Благодари судьбу, что она так обошлась с тобою. Правда, жестоко, но все-таки не трагически. Ты остался жив, вырастил и вывел в люди четверых детей, в почете у односельчан, живешь безбедно. А то бы могли твои косточки валяться и до сих пор где-то в тундре, в сопках Заполярья, как многих и твоих друзей-однополчан. Вот поэтому и не откликаются они на твои письма и объявления через «Красную Звезду». Полегли они там в ту страшную пургу мая 1942 года».

Белоусов М.С.

Дьяконова Ольга
гвардии рядовой
Сообщения: 16
Зарегистрирован: 01 апр 2013, 21:11

Re: Рассказ моего деда о судьбе 152 Стрелковой дивизии

Сообщение Дьяконова Ольга » 05 апр 2013, 20:41

Спасибо Вашему деду за такой подробный рассказ того страшного майского периода 1942 года. В моей копилке добавился ещё один раздел правды о гибели моего отца - Шельпякова Савелия Лукича, который до сих пор числится как пропавший без вести. И действительно, сколько их там голодных, холодных заживо замёрзло.

Аватара пользователя
Сергей Швецов
гвардии старшина
Сообщения: 4068
Зарегистрирован: 23 янв 2013, 00:57
Откуда: г. Заполярный Мурманской области.

Re: Рассказ моего деда о судьбе 152 Стрелковой дивизии

Сообщение Сергей Швецов » 05 апр 2013, 21:07

Ольга, а может Вы выложите все варианты пересказа этой страшной трагедии. Раз у Вас их собралось много, пусть они все будут в одном месте?
Там, где ступает гвардия, — враг не устоит...

Не получается спросить на форуме? Жду на "Одноклассниках"!

Irina Belousova
гвардии рядовой
Сообщения: 13
Зарегистрирован: 29 мар 2013, 19:24

Re: Рассказ моего деда о судьбе 152 Стрелковой дивизии

Сообщение Irina Belousova » 06 апр 2013, 08:59

Вот в газете "Премьер" была опубликована история семьи Головановых, глава семьи -
Голованов Вениамин Константинович, младший сержант 152 стрелковой дивизии, тоже остался там...
http://premier.region35.ru/archive/2005 ... html?print

Дьяконова Ольга
гвардии рядовой
Сообщения: 16
Зарегистрирован: 01 апр 2013, 21:11

Мурманское наступление

Сообщение Дьяконова Ольга » 09 апр 2013, 23:18

Просили выложить имеющие у меня материалы . Пожалуйста - что у меня есть из разных источников.
Мурманская наступательная операция 28 апреля — 11 мая 1942 года — частная наступательная операция войск Карельского фронта и Северного флота в ходе Великой Отечественной войны.
Содержание

• 1 Планы сторон
• 2 Ход операции
• 3 Итоги операции
• 4 См. также
• 5 Литература

Планы сторон
Готовясь к летней кампании 1942 года, германское командование планировало наступательную операцию силами армии «Лапландия» (командующий генерал горных войск Эдуард Дитль с задачей захвата Мурманска и главной базы Северного флота под кодовым наименованием «Ловля лосося». Поскольку расстояние между линией фронта и Мурманском составляло всего несколько десятков километров, угроза городу и основному маршруту движения поступающих по ленд-лизу грузов была очень велика. Имея соответствующую информацию, советское командование решило нанести упреждающий удар.
27 марта 1942 года Ставка Верховного Главнокомандования обязала командующего Карельским фронтом генерал-лейтенанта В. А. Фролова не позднее 15 апреля 1942 года провести наступательную операцию на Мурманском направлении «с целью усиления обороны порта Мурманск и Кировской железной дороги». Для этого ставилась задача разгрома основной группировки противника в районе губы Большая Западная Лица. Командующий фронтом поставил более сложную задачу: за 10 суток не только разгромить ударную группировку врага, но и отбросить её за линию государственной границы. Выполнение задачи возлагалось на оборонявшую Мурманск 14-ю армию генерал-майора В. И. Щербакова.
При этом необходимого превосходства в силах создано не было. Противник имел даже численное превосходство, при этом опирался на хорошо подготовленную оборону, максимально усилив многочисленные оборонительные рубежи по горным грядам, рекам, заливам. На господствующих высотах были созданы мощные опорные пункты-крепости из камня и железобетона, являющиеся составными частями единой системы обороны. Для снабжения войск были построены многочисленные автомобильные дороги, а на сложных участках — и канатные. Немцы учли и опыт боёв 1941 года, укрепив позиции по занимаемому ими западному берегу губы Большая Западная Лица на случай высадки там наших десантов.
При подготовке операции советским командованием были повторены ошибки, характерные для наступательных операций этого периода войны на других фронтах: недооценка силы обороны противника, малая обеспеченность наступающих войск артиллерией и инженерными средствами, отсутствие надлежащего взаимодействия с авиацией и другими родами войск, шаблонность действий на тактическом уровне. Кроме того, 14-й армии для подготовки наступления выделялось явно недостаточное время (три недели с момента постановки задачи Ставкой, с большим трудом командование фронта добилось выделения ещё двух недель), а время года для наступления было выбрано неудачно — в конце апреля в Заполярье распутица.
Ход операции
28 апреля 1942 года советские войска после трехчасовой артиллерийской подготовки перешли в наступление. По замыслу командования фронтом, войска 14-й армии во взаимодействии с морским десантом должны были одновременными ударами с фронта и тыла окружить и уничтожить западнолицкую группировку противника, и, развивая успех, разгромить её и выйти на границу с Норвегией. В этот же день в губе Большая Западная Лица кораблями Северного флота (командующий вице-адмирал А. Г. Головко высажен морской десант (12-я бригада морской пехоты, более 6200 человек). К исходу дня десантники заняли плацдарм глубиной до 5 километров и по фронту до 7 километров,. В последующие дни продвижение десантников составило до 11 километров, но выполнить основную задачу и перерезать основную магистраль снабжения противника — автодорогу Мишуково — Титовка — десант не сумел. Противник крайне упорно оборонялся. Быстро подтянул дополнительные силы и непрерывно контратаковал, захватив инициативу в свои руки.
На сухопутном участке войска 14-й армии с большими потерями атаковали укрепленные узлы обороны врага, местами вклинившись на 6 километров. Выявилась неспособность артиллерии и авиация разрушить капитальные укрепления врага. Движение на узких дорогах сразу оказалось затруднено, а зачастую парализовано. Немецкая авиация, хотя и не имела численного превосходства, действовала очень активно и обеспечила надёжное прикрытие своих войск, а также максимально затруднила снабжение и атаки советских войск.
С целью усилить наступавшие части, на плацдарм было высажено пополнение, а на участок наступления из-под Кеми переброшена 152-я стрелковая дивизия. Однако дальнейшие действия войск сорвали погодные условия. 3 мая начался сильный дождь, который вскоре перешел в пургу, бушевавшую трое суток. Погодное бедствие застало не экипированную для действий на севере 152-ю дивизию на марше при подходе к линии фронта, колонны войск были занесены снегом, не имея укрытий и горячей пищи. Только в ней насмерть замерзли 484 бойца, ещё 1683 — человек получили сильные обморожения. Примерно такая же ситуация была на плацдарме, где отсутствовали палатки и печки для обогрева, а морские пехотинцы также не были обеспечены теплой одеждой. Пострадали и остальные части 14-й армии. В эти дни советское наступление оказалось полностью парализованным. Попытки возобновить его после некоторого улучшения погоды не дали никаких результатов, только усилив потери.
10 мая 1942 года командующий Карельским фронтом доложил И. В. Сталину о неудаче наступления, с согласия последнего 11 мая войска перешли к обороне. 13 мая кораблями Северного флота был снят и вывезен десант.
Итоги операции
Общие потери советских войск в Мурманской операции составили около 15 тысяч человек. При этом части 14-й армии потеряли до 43 процентов численности войск, а десант — почти 70 %. Тем не менее, удалось добиться выполнения одной из главных задач операции — противник ввёл в бой почти все свои резервы, запланированное немецкое наступление на Мурманск 1942 года было сорвано, линия фронта полностью стабилизировалась и оставалась такой до освобождения Заполярья в октябре 1944 года. Главный путь поступления союзных грузов в СССР был сохранён и продолжал действовать в течение всей войны.
См. также
• Оборона Заполярья
• Мурманская операция (1941)
Литература
• Статья «Наступательная операция в Заполярье»

ИСТОРИЯ СТРОИТЕЛЬСТВА ЧАСТИ
23 декабря 1941 г. командир дивизии полковник ВЕХИН и комиссар дивизии полковой комиссар ИВАНОВ в Красноуфимском районе Свердловской области (Урал ВО) приступили к формированию 430 стрелковой дивизии.
В состав дивизии были призваны военнообязанные 17 национальностей, на 75 % совершенно не обученные. Перед командованием стояла задача не только сформировать, укомплектовать дивизию, но и в кратчайший срок обучить личный состав, изучить и воспитать его.
Л. 2.
УЧАСТИЕ В ПОХОДАХ И БОЯХ
16 февраля 1942 дивизия в составе: 480 сп, 544 сп, 646 сп, 333 АП, противотанкового дивизиона, саперного батальона, батальона связи, медсанбата, зенитной батареи, разведроты, химроты, автороты общей численностью 11371 человек из г.КРАСНОУФИМСК выступила на фронт.
Конец февраля 1942 года. Дивизия прибыла в г.СОКОЛ Вологодской области и вошла в состав резерва 58 Армии, где получила новую боевую технику.
Начало апреля 1942 года.
Дивизия железно-дорожным транспортом выехала на Карельский фронт в район г.КЕМЬ, Рабочее-Островск, вошла в состав 26 Армии и находилась во втором эшелоне.

В районе сосредоточения дивизия продолжала боевую подготовку применительно к лесисто-болотистой местности.

Таким образом вновь сформированная дивизия в короткий срок прошла курс боевой и политической подготовки и была готова вступить в бой с немецко-фашистскими захватчиками. Личный состав получил закалку и горел желанием показать силу своего оружия.

30 апреля 1942 г. Приказ командующего Карельским фронтом.
По жел.дороге дивизия перебрасывается в г.МУРМАНСК, входит в состав 14 Армии, форсирует Мурманский залив и совершает 80 км марш к переднему краю.

В связи с потеплением в районе г.КЕМЬ зимнее обмундирование было сдано на склады 26 Армии, но в Заполярье признаков весны не чувствовалось, наоборот 2 мая начались густые мокроснежные осадки с сильным сев.зап.ветром.

3 мая пурга с дождем еще больше усилилась. Личный состав из-за отсутствия плащпалаток промок до костей, а укрытия никакого не было, кроме гранитных скал, снежных сугробов, да тощего березняка.

5 мая 1942 год.
Части и подразделения после форсирования Кольского залива прошли 45 – 50 км. Северный ветер с пургой усиливался, начало морозить, шинели покрылись ледяной коркой, снежные заносы по дороге мешали продвижению обозов – начались перебои в питании. В таких невероятно тяжелых условиях личный состав поистине с богатырской настойчивостью пробивался по сопкам заполярья.

6 мая 1942 год.
Еще сильнее разразился буран, северный ветер со сверхестественной силой отрывал от скал огромные гранитные глыбы, сшибал с ног обессиливших бойцов и требовались нечеловеческие усилия, железная стойкость и упорство, чтобы сколь-нибудь продвигаться вперед.

К вечеру 6 мая части дивизии подошли к переднему краю.

Личный состав, будучи в движении еще кое-как согревался, но когда движением прекратилось, измученные, промерзшие бойцы, обессиленные тяжелым путем, без питания, выбившиеся со сна падали без чувств, теряя сознание, и замерзали. И только срочные меры, принятые политапаратом части (командный состав находился на рекогносцинировке) восстановили положение.

Лист 3.

11 мая 1942 г.
1 батальон 480 СП под командованием капитана РАЗУМНОГО перешел в наступление. Находящаяся в это время в дивизии армейская комиссия установила истощение личного состава на 80%. В ставку верховного командования было сообщено, что в связи с таким положением наступление может не иметь успеха.

Тов.СТАЛИН по телеграфу передал приказ об отмене наступления, отводе дивизии на отдых и усилении питания.

26 мая 1942 г.
В связи с осложнением обстановки на Кастанском направлении дивизия перебрасывается в р-н ЛОУХИ, где находится во втором эшелоне и совершенствует боевую выучку личного состава.

тема Замерзшая дивизия на http://reibert.info/...ad.php?t=103564


Замерзшая дивизия
________________________________________
Ею является 152-я стрелковая дивизия(2-го формирования)
С весны 1942года находилась в резерве Карельского фрона и располагалась в Кеми
Цитата:
…Днём ветер неожиданно сменился на северо-западный. На небе появились темные низкие тучи. А к ночи начался ад. Тяжелый мокрый снег крупными хлопьями падал на голову, слепил глаза, превращал легкую одежду в мокрую тряпку. Но самое страшное было впереди. Вдруг с моря подул морозный ветер, и гимнастерки мгновенно превратились в ледяные скафандры. А потом — пурга. Комья снега величиной почти с кулак неслись с огромной скоростью над землей. На расстоянии вытянутой руки — сплошная мгла. Люди теряли ориентировку, но колонна продолжала двигаться. Шли, пока снежные завалы прочно не перекрыли дорогу. Те, кто успел схватиться за узду лошадей, еще пытались держаться на ногах. Остальные падали в снег и передвигались ползком из последних сил…
…Буран был такой сильный, что крики о помощи тонули в свисте ветра. Колонна замерла. Пытаясь спастись, люди уходили в сторону, бежали в снежную пустынную даль поодиночке и умирали. Тот, кто еще мог передвигаться, шел, невзирая на упавших товарищей. Помощь означала смерть. Огонь развести было невозможно, полевые кухни затерялись в кромешной темноте, равно как и поклажа с одеждой…

…Одному из полков авангарда пришлось еще и принять бой. Пока остальные сражались со снежной бурей, передовые части погибали под огнем немецкой артиллерии…

…Стихия прекратилась так же неожиданно, как и началась. 7 мая выглянуло солнце, осветив теплыми лучами жуткую картину. Тесно прижавшись друг к другу, мертвые солдаты небольшими группами были разбросаны на огромном пространстве. Кто остался жив — сошли с ума и блуждали по ледяной пустыне, бормоча что-то, понятное только им. Сотни пораженных слепотой петляли в поисках опоры. Теряли оружие, боеприпасы, одежду.
— Юлия Лаврова. Белое безумие
7 мая дивизию повернули обратно,а 8 мая, когда вьюга стала затихать, командующий армией приказал организовать спасательные группы.
С 5-8 мая 1942 года в 152-й дивизии замерзли насмерть 484 человека, а 1683 обморозились. А ведь эти 484 погибших в ОБД не найти...

Это называется сейчас по современному в ОБД. Не порочащее имя защитника Отечества и т.д.

Цитата:
Дивизия понесла большие потери. Специально созданная комиссия установила, что личный состав дивизии истощён на 80 процентов и дивизия небоеспособна. Замёрзли насмерть 484 человека, а 1683 обморозили ноги, руки, лицо, уши. Ещё 196 бойцов погибли в боях, 28 пропали без вести и 527 получили ранения. 11.05.1942 одним батальоном участвовала в наступлении.

В течение двух недель приводила себя в порядок, затем отведена на мыс Мишуков и переправлена в Мурманск, оттуда 26.05.1941 переправлялась в Кестеньгское направление, снова во второй эшелон, затем 04.07.1942 снова в Мурманск, и вновь на рубеж реки Западная Лица, где дивизия до января 1943 года занимала оборонительные рубежи, сначала во втором эшелоне, с 24.11.1942 — в первом. 21.01.1943 года сдала позиции частям 14-й стрелковой дивизии совершила марш, и эшелонами из Мурманска переправлена в Москву, 20.02.1943, продолжив движение, переброшена на Юго-Западный фронт в район Купянска. 05.03.1943 разгрузилась в Купянске и совершила марш в район Змиева. Марш снова был исключительно тяжёлым, только если весной 1942 года бойцы оказались в пургу в слишком рано надетом летнем обмундировании, то сейчас в вовремя несменённом зимнем. Переправилась через Северский Донец, вела бои по ликвидации прорыва врага, однако была вынуждена отойти за реку. 17.03.1943 занимает оборону по восточному берегу реки Северский Донец по фронту в 40 километров от Махначии через Черкасск до Вишкина.

10.07.1943 года ведёт бои близ хутора Омельченко Змиевского района Харьковской области.

Еще из источника:
Цитата:
Приказ командующего Карельским фронтом. По жел.дороге дивизия перебрасывается в г.МУРМАНСК, входит в состав 14 Армии, форсирует Мурманский залив и совершает 80 км марш к переднему краю. В связи с потеплением в районе г.КЕМЬ зимнее обмундирование было сдано на склады 26 Армии, но в Заполярье признаков весны не чувствовалось, наоборот 2 мая начались густые мокроснежные осадки с сильным сев.зап.ветром. 3 мая пурга с дождем еще больше усилилась. Личный состав из-за отсутствия плащпалаток промок до костей, а укрытия никакого не было, кроме гранитных скал, снежных сугробов, да тощего березняка. 5 мая 1942 год. Части и подразделения после форсирования Кольского залива прошли 45 – 50 км. Северный ветер с пургой усиливался, начало морозить, шинели покрылись ледяной коркой, снежные заносы по дороге мешали продвижению обозов – начались перебои в питании. В таких невероятно тяжелых условиях личный состав поистине с богатырской настойчивостью пробивался по сопкам заполярья. 6 мая 1942 год. Еще сильнее разразился буран, северный ветер со сверхестественной силой отрывал от скал огромные гранитные глыбы, сшибал с ног обессиливших бойцов и требовались нечеловеческие усилия, железная стойкость и упорство, чтобы сколь-нибудь продвигаться вперед. К вечеру 6 мая части дивизии подошли к переднему краю. Личный состав, будучи в движении еще кое-как согревался, но когда движением прекратилось, измученные, промерзшие бойцы, обессиленные тяжелым путем, без питания, выбившиеся со сна падали без чувств, теряя сознание, и замерзали. И только срочные меры, принятые политапаратом части (командный состав находился на рекогносцинировке) восстановили положение. Лист 3. 11 мая 1942 г. 1 батальон 480 СП под командованием капитана РАЗУМНОГО перешел в наступление. Находящаяся в это время в дивизии армейская комиссия установила истощение личного состава на 80%. В ставку верховного командования было сообщено, что в связи с таким положением наступление может не иметь успеха. Тов.СТАЛИН по телеграфу передал приказ об отмене наступления, отводе дивизии на отдых и усилении питания. 26 мая 1942 г. В связи с осложнением обстановки на Кастанском направлении дивизия перебрасывается в р-н ЛОУХИ, где находится во втором эшелоне и совершенствует боевую выучку личного состава. 4 июля 1942 г. С началом наступления немцев на г.МУРМАНСК, дивизия вновь перебрасывается на Кольский полуостров и на 50 км организует оборону во втором эшелоне.

Ещё информация об этой трагедии.
Цитата:
Речь идёт о 152-й стрелковой дивизии полковника Вехина, которая с весны 1942 года находилась в Кеми, в резерве Карельского фронта как раз в те дни, когда началось наступление на Мурманском направлении. Погода в Карелии установилась неожиданно тёплая. И армию приказом командующего на 20 дней досрочно переодели в летнее обмундирование, в том числе и 152-ю дивизию, отправлявшуюся на Крайний Север. 1 мая бойцам выдали по 100 граммов водки, хорошо накормили и, погрузив в 12 эшелонов, отправили под Мурманск, где шли тяжёлые бои. Это было большое и сложное соединение: стрелковые полки, артиллерийский отдельный противотанковый дивизион, моторизованная разведрота, сапёрный батальон, медико-санитарный, батальон связи, рота химзащиты. Общая численность дивизии составляла 11370 человек.

3 мая в конце дня колонной, растянувшейся на 24 километра, дивизия двинулась навстречу своей страшной судьбе. Стояла солнечная погода, и ничто не предвещало беды. Народ в основном был с Урала, и никто не представлял себе условий боевых действий в Заполярье. Грунтовая дорога Мишуково-Титовка в 1942 году ещё была узкой, и встречные машины едва разъезжались. В начале мая на ней ночью гололёд, а днём распутица. Машины с боеприпасами и продовольствием в сторону фронта пропускались в первую очередь. А колонна войск была обязана посторониться на обочину или вообще остановиться, вытаскивая застрявшие машины на руках. Пропускали и встречные машины с ранеными и больными. Все это замедляло марш колонны. Около двух суток без сна и пищи бойцы работали на погрузке и выгрузке транспорта, боевой техники, боеприпасов. Перед началом марша они просили у командиров продуктов и палаток, но им грубо отказали: "Трибунала захотели? Кухни будут на привале!". Навьючив на себя оружие и боеприпасы, усталые и голодные люди двинулись по скользкой дороге к передовой. Многие падали, но их поднимали, и они шли дальше. Через 12 километров дошли до первого привала у озера Лавенского. Однако обещанных кухонь здесь не было. Чтобы немного отдохнуть, бойцы окапывались в снегу у дороги, но холодный ветер доставал их и тут, пронизывая до костей. По команде: "Встать! Шагом марш!" с трудом передвигая затёкшие ноги, добрели до озера Килпъявр, где должен быть плановый ночлег в землянках. Но они оказались варварски разрушены прежними постояльцами. Всю ночь бойцы топтались на ногах и не отдохнули. Походных кухонь по-прежнему не было.

4 мая голодные пошли дальше. Погода быстро портилась. Усилился ветер с мелким дождём. Ноги в ботинках быстро промокли и начали отмерзать. Шинели стали тяжёлыми от влаги. Едва добрели до озера Порт-Лубол, где был обещан отдых в землянках и горячая пища. Но кухонь и здесь не дождались, а землянки были разбиты. Ночь прошла в муках. Сонных и слабых поднимали, не давая заснуть. Появились первые замёрзшие насмерть. Их выносили к дороге и укладывали в штабеля. 5 мая двинулись дальше. Ветер достиг ураганной силы, и началась снежная вьюга. Сырое обмундирование и обувь быстро обледенели. Пилотки у многих сдуло ветром, снег слепил глаза, отмерзали уши и носы. Многие без рукавиц несли оружие, железные коробки с миномётными минами, с дисками для ручных пулеметов и лентами для станковых. Обмороженные ноги не повиновались бойцам, и они падали в снег. Помочь им было нечем и некому. Автомашин и подвод нет. Укрыться от вьюги негде. Одни умирали молча. Другие просили товарищей написать их жёнам и матерям. Иные плакали до последнего вздоха. Во главе колонны верхом на коне ехал пожилой комиссар майор Рябов. Озверелые от голода бойцы окружили его и злобно стали требовать, чтобы их накормили. Комиссар слез с коня, снял седло и бросил его в сторону:
- Убивайте коня! Вот всё, чем я могу помочь вам!
А сам, шатаясь, пошёл дальше пешком. Коня сразу пристрелили и с дракой разорвали тушу на куски. Ели сырое мясо без соли и хлеба. Вьюга бушевала уже третьи сутки. Подразделения дивизии перемешались. Все искали убежища от непогоды. Командиров нет. Ни о какой дисциплине не было речи. Каждый боролся за свою жизнь. Особенно страшной была ночь с 6 на 7 мая. Дорога устлана трупами бойцов. Кое-где в снежных ямах за огромными валунами разожгли костры. Бойцы вокруг них сразу заснули, и огонь никто не поддерживал. А утром вокруг погасших костров лежали заснеженные трупы. В самый пик вьюги 7 мая дивизию повернули обратно по уже пройденной дороге к озеру Порт-Лубол. Возвращались буквально по трупам своих товарищей, так и лежащих на дороге. Едва шевелились умирающие. Но на них уже никто не обращал внимания. 8 мая вьюга стала затихать. Командующий 14-й армией генерал Щербаков приказал организовать спасательные группы. В их составе были медработники из полевых госпиталей с термосами горячего чая и медикаментами для обмороженных. Подвезли и установили палатки. Затопили переносные чугунные печки.

Комиссия установила, что личный состав дивизии истощён на 80 процентов и дивизия небоеспособна. Обмороженных, ослепших и тяжелобольных отправили в тыловые госпитали. Часть больных оставили в медсанбате. Братские могилы замёрзших затерялись где-то между 25 и 68-м километрами дороги Мишуково-Титовка. Вечный им покой. И укор живым за то, что обрекли павших на забвение. Вернувшись к озеру, дивизия две недели приводила себя в порядок, строила землянки и огневые точки. Затем по уже знакомой дороге пришла на мыс Мишуков и переправилась в Мурманск. Некоторое время спустя её эшелонами перевезли в Карелию, а потом вновь в Мурманск. И она снова идёт по знакомой дороге, но уже летом и не на передний край, а во 2-й эшелон 14-й армии. В этот раз её буквально разбросали по разным участкам.

Во вьюге с 5 по 8 мая 1942 года замёрзли насмерть 484 человека, а 1683 обморозили ноги, руки, лицо, уши. Ещё 196 бойцов погибли в боях с егерями, 28 пропали без вести и 527 получили ранения.

Кто же виноват в трагедии, постигшей 152-ю дивизию на майском марше 1942 года? Было много слухов, что виноваты синоптики, не предсказавшие вьюгу, и что их за это расстреляли. Это неправда. Начальник метеослужбы 14-й армии Дубинов вовремя разослал по всем частям ожидаемый прогноз погоды на первую декаду мая. Но 152-я дивизия в это время была в пути и прогноза не получила. Нашли двух виновников: начальника штаба дивизии полковника Каверина и дивизионного интенданта Обертеньева. Их судил военный трибунал, но не нашёл в их действиях состава преступления и оправдал. Виновными признали необычные условия Заполярья, и все жертвы списали на вьюгу.

С марта 1943 года 152-я стрелковая дивизия сражалась в составе 6-й армии на Украине. В ноябре 1943 года за форсирование Днепра дивизию наградили орденом Красного Знамени. В июле 1944-го за прорыв обороны гитлеровских войск на Бобруйском направлении в Белоруссии она награждена орденом Суворова 2-й степени. В конце апреля 1945 года за участие в ликвидации Восточно-Прусской группировки немецких войск и овладение городом Гумбинен дивизию наградили орденом Ленина. 12 воинов удостоены звания Героя Советского Союза. Таков трагический и героический боевой путь 152-й стрелковой дивизии. На Мурманском направлении дивизия потеряла 2035 своих воинов. Мёртвые лежат в безвестных и безымянных могилах. Ещё живые калеки и инвалиды доживают свои дни далеко от Заполярья на Урале. В Мурманском областном краеведческом музее нет даже упоминания о 152-й дивизии.
__________________
Всегда спешу на помощь смело, энергично

152 стрелковая дивизия на 23.12.41-29.3.44
ЦАМО. Фонд 152 сд. Оп. 1. Дело 1. Исторический формуляр.

Лист 2.
УЧАСТИЕ В ПОХОДАХ И БОЯХ

30 апреля 1942 г. Приказ командующего Карельским фронтом.

По жел.дороге дивизия перебрасывается в г.МУРМАНСК, входит в состав 14 Армии, форсирует Мурманский залив и совершает 80 км марш к переднему краю.

В связи с потеплением в районе г.КЕМЬ зимнее обмундирование было сдано на склады 26 Армии, но в Заполярье признаков весны не чувствовалось, наоборот 2 мая начались густые мокроснежные осадки с сильным сев.зап.ветром.

3 мая пурга с дождем еще больше усилилась. Личный состав из-за отсутствия плащпалаток промок до костей, а укрытия никакого не было, кроме гранитных скал, снежных сугробов, да тощего березняка.

5 мая 1942 год.

Части и подразделения после форсирования Кольского залива прошли 45 – 50 км. Северный ветер с пургой усиливался, начало морозить, шинели покрылись ледяной коркой, снежные заносы по дороге мешали продвижению обозов – начались перебои в питании. В таких невероятно тяжелых условиях личный состав поистине с богатырской настойчивостью пробивался по сопкам заполярья.

6 мая 1942 год.

Еще сильнее разразился буран, северный ветер со сверхестественной силой отрывал от скал огромные гранитные глыбы, сшибал с ног обессиливших бойцов и требовались нечеловеческие усилия, железная стойкость и упорство, чтобы сколь-нибудь продвигаться вперед.

К вечеру 6 мая части дивизии подошли к переднему краю.

Личный состав, будучи в движении еще кое-как согревался, но когда движением прекратилось, измученные, промерзшие бойцы, обессиленные тяжелым путем, без питания, выбившиеся со сна падали без чувств, теряя сознание, и замерзали. И только срочные меры, принятые политапаратом части (командный состав находился на рекогносцинировке) восстановили положение.

Лист 3.

11 мая 1942 г.

1 батальон 480 СП под командованием капитана РАЗУМНОГО перешел в наступление. Находящаяся в это время в дивизии армейская комиссия установила истощение личного состава на 80%. В ставку верховного командования было сообщено, что в связи с таким положением наступление может не иметь успеха.

Тов.СТАЛИН по телеграфу передал приказ об отмене наступления, отводе дивизии на отдых и усилении питания.
http://www.okorneva.ru/index.php?mai...ense&id=100118
__________________
"Да здравствует всё то, благодаря чему мы, не смотря ни на что!"
________________________________________
Последний раз редактировалось Bogun; 27.04.201

Общая численность дивизии составляла 11370 человек.

3 мая в конце дня колонной, растянувшейся на 24 километра, дивизия двинулась
Это как надо идти,в колону по одному,и дистанция 2 метра?!
Цитата:
Через 12 километров дошли до первого привала у озера
Мы ходили 17 км ,летом,без шинелей,без мешков,только АКМ,4 магазина без патронов,штык нож,противогаз и ОЗК.
Так приходили ни какие!А мы здоровые лбы, по 18 лет и не голодные!
И по нормальной дороге шли.
А тут бездорожье,полное вооружение,и мужики до 60 лет!



251 гсп и 2/256 ап дивизии, как десантные, имеющие опыт и практику в десантных операциях, перебрасываются из Батума в 51-ю армию СКФ
На 22.06.1941
Принадлежность 40-й ск ЗакВО
Дислокация Батуми
Местоположение на турецкой границе от побережья Черного моря до с. Хуло
Комначсостав
командир полк. Маслов Василий Тимофеевич
Состав
36-й гсп
121-й гсп
193-й гcп
251-й гсп (до 01.01.1942)
1329-й гсп (с 15.05.1942)
256-й ап
607-й гап
55-й оиптд, 26-й кэск, 140-й сапб, 1432-я орс (232-й обс), 123-й медсанбат, 161-я атр, 104-я пхп, 156-й двл, 203-я ппс, 216-я пкг [1]
Состав (с 05.09.1943)
36-й, 121-й, 193-й псп, 1448-й сапп, 256-й ап, 55-й оиптд, 26-я рр, 140-й сапб, 232-й обс (1432-я орс), 123-й медсанбат, 553-я орхз, 161-я атр, 104-я пхп, 156-й двл, 203-я ппс, 216-я пкг
Командиры дивизии
01.05.1939 - 15.10.1941
полк. Маслов Василий Тимофеевич
16.10.1941 - 15.03.1942
полк. Дзабахидзе Валериан Сергеевич
16.03.1942 - 06.03.1943
полк. Евстигнеев Михаил Васильевич
07.03.1943 - 04.04.1943
полк. Шаповалов Афанасий Ефимович
05.04.1943 - 01.07.1943
п/полк., с 31.03.1943 полк. Черный Степан Макарович
09.07.1943 - 11.05.1943
полк., с 14.10.1943 ген.-майор Метальников Петр Иванович
__________________
Если Бог за нас, какая разница, кто против нас.

Дьяконова Ольга
гвардии рядовой
Сообщения: 16
Зарегистрирован: 01 апр 2013, 21:11

152 стрелковая дивизия

Сообщение Дьяконова Ольга » 16 апр 2013, 21:05

Согласно данным о Боевом составе Советской Армии 152-я СД на 1 мая 1942 года входила в 26-ю армию Карельского фронта.

Источники:
(Боевой состав Советской Армии на 1 мая 1942 года).
(Боевой состав Советской Армии. Перечень № 5).
1. ДЕЙСТВУЮЩАЯ АРМИЯ
Карельский фронт
Наименование
объединений Стрелковые,
воздушнодесантные войска
и кавалерия
26-я армия 23 гв., 27, 54, 152, 186, 263 сд, 67, 80 морские сбр, 3, 8 лыжбр, 142 олыжб
I. СТРЕЛКОВЫЕ И ГОРНОСТРЕЛКОВЫЕ ДИВИЗИИ
Наименование дивизий и их боевой состав Периоды вхождения в состав Действующей армии
152 СТРЕЛКОВАЯ ДИВИЗИЯ
II формирование
Переименована из 430 сд.

480, 544 и 646 сп, 333 ап, 257 оиптд, 122 (102) рр, 228 сапб, 220 обс (220 орс), 274 медсанбат, 212 орхз, 154 (200) атр, 443 пхп, 908 двл, 1666 ппс, 1085 пкг. 7.4.42-1.2.43
2.3.43-1.4.44
28.5.44-14.9.44
13.10.44-1.4.45
20.4.45-11.5.45
Согласно данным о Боевом составе Советской Армии 152-я СД на 1 августа 1942 года входила в 14-ю армию Карельского фронта.

Источники:
(Боевой состав Советской Армии на 1 августа 1942 года).
(Боевой состав Советской Армии. Перечень № 5).
1. ДЕЙСТВУЮЩАЯ АРМИЯ
Карельский фронт
Наименование
объединений Стрелковые,
воздушнодесантные войска
и кавалерия
14-я армия 10 гв., 14, 152 сд, 72 морская сбр, 5, 6 лыжбр, 9 олыжб
I. СТРЕЛКОВЫЕ И ГОРНОСТРЕЛКОВЫЕ ДИВИЗИИ
Наименование дивизий и их боевой состав Периоды вхождения в состав Действующей армии
152 СТРЕЛКОВАЯ ДИВИЗИЯ
II формирование
Переименована из 430 сд.

480, 544 и 646 сп, 333 ап, 257 оиптд, 122 (102) рр, 228 сапб, 220 обс (220 орс), 274 медсанбат, 212 орхз, 154 (200) атр, 443 пхп, 908 двл, 1666 ппс, 1085 пкг. 7.4.42-1.2.43
2.3.43-1.4.44
28.5.44-14.9.44
13.10.44-1.4.45
20.4.45-11.5.45
О 152-й стрелковой дивизии
Формироваться начала 23 декабря 1941 года в Красноуфимске как 430-я стрелковая дивизия, 7 января 1942 переименована в 152-ю стрелковую дивизию. В состав дивизии были призваны военнообязанные 17 национальностей, на 75 % совершенно не обученные.
В действующей армии с 7 апреля 1942 по 1 февраля 1943, с 2 марта 1943 по 1 апреля 1944, с 28 мая 1944 по 14 сентября 1944, с 13 октября 1944 по 1 апреля 1945 и с 20 апреля 1945 по 11 мая 1945.
16 февраля 1942 года дивизия закончила формирование и была передислоцирована в район города Сокола Вологодской области, в апреле 1942 года направлена в распоряжение командующего Карельским фронтом, в Кемь, во второй эшелон войск фронта, затем 30 апреля 1942 переброшена в Мурманск. Насчитывала 11370 человек личного состава. С 1 мая 1942, переправивившись через Кольский залив совершает 80-километровый марш на передовую, чтобы принять участие в оказавшейся безуспешной Мурманской наступательной операции войск 14-й армии с рубежа реки Западная Лица. Двигалась колонной между по дороге Мишуково — Титовка. В связи с тяжёлыми природными условиями, потеряла ориентировку, передовые части попали под удар артиллерии.
…Днём ветер неожиданно сменился на северо-западный. На небе появились темные низкие тучи. А к ночи начался ад. Тяжелый мокрый снег крупными хлопьями падал на голову, слепил глаза, превращал легкую одежду в мокрую тряпку. Но самое страшное было впереди. Вдруг с моря подул морозный ветер, и гимнастерки мгновенно превратились в ледяные скафандры. А потом — пурга. Комья снега величиной почти с кулак неслись с огромной скоростью над землей. На расстоянии вытянутой руки — сплошная мгла. Люди теряли ориентировку, но колонна продолжала двигаться. Шли, пока снежные завалы прочно не перекрыли дорогу. Те, кто успел схватиться за узду лошадей, еще пытались держаться на ногах. Остальные падали в снег и передвигались ползком из последних сил…
…Буран был такой сильный, что крики о помощи тонули в свисте ветра. Колонна замерла. Пытаясь спастись, люди уходили в сторону, бежали в снежную пустынную даль поодиночке и умирали. Тот, кто еще мог передвигаться, шел, невзирая на упавших товарищей. Помощь означала смерть. Огонь развести было невозможно, полевые кухни затерялись в кромешной темноте, равно как и поклажа с одеждой…
…Одному из полков авангарда пришлось еще и принять бой. Пока остальные сражались со снежной бурей, передовые части погибали под огнем немецкой артиллерии…
…Стихия прекратилась так же неожиданно, как и началась. 7 мая выглянуло солнце, осветив теплыми лучами жуткую картину. Тесно прижавшись друг к другу, мертвые солдаты небольшими группами были разбросаны на огромном пространстве. Кто остался жив — сошли с ума и блуждали по ледяной пустыне, бормоча что-то, понятное только им. Сотни пораженных слепотой петляли в поисках опоры. Теряли оружие, боеприпасы, одежду.
Юлия Лаврова. Белое безумие

Дивизия понесла большие потери. Специально созданная комиссия установила, что личный состав дивизии истощён на 80 процентов и дивизия небоеспособна. Замёрзли насмерть 484 человека, а 1683 обморозили ноги, руки, лицо, уши. Ещё 196 бойцов погибли в боях, 28 пропали без вести и 527 получили ранения. 11.05.1942 одним батальоном участвовала в наступлении.
В течение двух недель приводила себя в порядок, затем отведена на мыс Мишуков и переправлена в Мурманск, оттуда 26.05.1942 переправлялась в Кестеньгское направление, снова во второй эшелон, затем 04.07.1942 снова в Мурманск, и вновь на рубеж реки Западная Лица, где дивизия до января 1943 года занимала оборонительные рубежи, сначала во втором эшелоне, с 24.11.1942 — в первом.
21.01.1943 года сдала позиции частям 14-й стрелковой дивизии, совершила марш, и эшелонами из Мурманска переправлена в Москву. 20.02.1943, продолжив движение, переброшена на Юго-Западный фронт в район Купянска. 05.03.1943 разгрузилась в Купянске и совершила марш в район Змиева. Марш снова был исключительно тяжёлым, только если весной 1942 года бойцы оказались в пургу в слишком рано надетом летнем обмундировании, то сейчас в вовремя несменённом зимнем. Переправилась через Северский Донец, вела бои по ликвидации прорыва врага, однако была вынуждена отойти за реку. 17.03.1943 занимает оборону по восточному берегу реки Северский Донец по фронту в 40 километров от Махначии через Черкасск до Вишкина.
Источник: 152-я стрелковая дивизия (2-го формирования) - Википедия

Согласно данным о Боевом составе Советской Армии 152-я СД на 1 апреля 1943 года входила в 6-ю армию Юго-Западного фронта.

Источники:
(Боевой состав Советской Армии на 1 апреля 1943 года).
(Боевой состав Советской Армии. Перечень № 5).
1. ДЕЙСТВУЮЩАЯ АРМИЯ
Юго-Западный фронт
Наименование
объединений Стрелковые,
воздушнодесантные войска
и кавалерия
6-я армия 14 гв. ск (20 и 35 гв., 263 сд), 15 ск (6, 152, 267 сд), 30 ск (38, 41 и 62 гв. сд), 25 гв. сд, 106 сбр
I. СТРЕЛКОВЫЕ И ГОРНОСТРЕЛКОВЫЕ ДИВИЗИИ
Наименование дивизий и их боевой состав Периоды вхождения в состав Действующей армии
152 СТРЕЛКОВАЯ ДИВИЗИЯ
II формирование
Переименована из 430 сд.

480, 544 и 646 сп, 333 ап, 257 оиптд, 122 (102) рр, 228 сапб, 220 обс (220 орс), 274 медсанбат, 212 орхз, 154 (200) атр, 443 пхп, 908 двл, 1666 ппс, 1085 пкг. 7.4.42-1.2.43
2.3.43-1.4.44
28.5.44-14.9.44
13.10.44-1.4.45
20.4.45-11.5.45
О 152-й стрелковой дивизии (продолжение)
10.07.1943 года ведёт бои близ хутора Омельченко Змиевского района Харьковской области.
12.08.1943 форсировала Северский Донец на фронте Эсхар — Мохначи прорвала оборону противника и начала развивать наступление в общем направлении Чемужовка, Пролетарское в обход города Змиев. К исходу исходу 14.08.1943 за два дня наступательных боев части дивизии овладели Панской Тарновкой и Мохначи. К исходу 17.08.1943 части дивизии овладели пунктами Красная Поляна, Левковка, Чемужовка, Бутовка, Черёмушная. 18.08.1943 частью сил дивизия обошла Змиев с запада, другой частью сил ворвалась в город и освободила его, создав плацдарм.
Осенью 1943 года вела тяжёлые бои на подступах к Днепропетровску, в частности, 18.09.1943 освободила Новомосковск.
В сентябре 1943 года вышла на левый берег Днепра в районе Днепропетровска, в двухдневных боях разгромила части противника в Подгородное, Нижнеднепровске и к утру 27.09.1943 очистила от войск противника берег Днепра на участке Кировский, Сугаковские, Ломовка, Нижнеднепровск.
05.10.1943 дивизия, сдавшая свою полосу частям другой дивизии, была выведена в район Подгородное для доукомплектования и подготовки частей к форсированию Днепра. Получила задачу форсировать Днепр и овладеть плацдармом в районе Сухачёвка, Диёвка 1-я, затем, развивая наступление, ударом на Краснополье перерезать противнику пути отхода из Днепропетровска и во взаимодействии с частями, форсирующими Днепр южнее Днепропетровска в районе Кайдаки, окружить и уничтожить днепропетровскую группировку противника.
С 21 по 24.10.1943 дивизия форсирует Днепр (шириной в том месте до 2,5 километров), 24.10.1943 дивизия перешла в наступление с плацдарма, прорвав оборону главные силы дивизии, овладев Диёвка 2-я, повернули на восток и юго-восток. Один полк её занял Кайдаки и развивал наступление на Днепропетровск вдоль берега Днепра, другой нанёс удар в направлении южной окраины Днепропетровска, 25.10.1943 года город был освобождён.
В начале декабря 1943 прорывает оборону противника на подступах к Кривому Рогу без особых успехов, 03.12.1943 сдала полосу частям 6-го гвардейского стрелкового корпуса, сосредоточилась на отдых, пополнение и обучение северо-восточнее Николаевки. 31.12.1943 сменила части 195-й стрелковой дивизии и 353-й стрелковой дивизии в полосе у посёлка Высокий. С 01.01.1944 по 14.01.1944 безуспешно прорывает оборону противника на этом рубеже, потеряв убитыми 844 человека, ранеными 3534 человека.
В ночь на 20.01.1944 г. сдаёт свою полосу 34-й гвардейской стрелковой дивизии и к утру сосредотачивается в районе Екатериновка, Тарасовка.
В феврале 1944 года несколько дней ведёт бои за высоту у станции Девладово в Софиевском районе Криворожской области.
Весной 1944 года, участвуя в Одесской операции, освобождала Новоодесский район, в частности села Новопетровское, Касперовку (17.03.1944), Воронцовку, Сухой Еланец (20.03.1944) и повела бои за Себино и Гурьевку. С утра 29.03.1944 года части дивизии приступили к форсированию реки Южный Буг в полосе: Н.Петровское, Гурьевка.
Форсировала Днестр под посёлком Слободзея, после чего отведена в резерв.
В мае 1944 года заняла позиции в районе Озаричи (Белоруссия).
В ходе Белорусской операции прорывает оборону противника на Бобруйском направлении, южнее Бобруйска, наступая на Глуск, затем на Слуцк, продолжала наступление в Пружанском районе Брестской области, освободила город Береза, к осени 1944 года вышла на Нарев севернее Варшавы, после чего отведена в резерв и переброшена в Прибалтику, в район Пренай.
Согласно данным о Боевом составе Советской Армии 152-я СД на 1 мая 1942 года входила в 26-ю армию Карельского фронта.

Источники:
(Боевой состав Советской Армии на 1 мая 1942 года).
(Боевой состав Советской Армии. Перечень № 5).
1. ДЕЙСТВУЮЩАЯ АРМИЯ
Карельский фронт
Наименование
объединений Стрелковые,
воздушнодесантные войска
и кавалерия
26-я армия 23 гв., 27, 54, 152, 186, 263 сд, 67, 80 морские сбр, 3, 8 лыжбр, 142 олыжб
I. СТРЕЛКОВЫЕ И ГОРНОСТРЕЛКОВЫЕ ДИВИЗИИ
Наименование дивизий и их боевой состав Периоды вхождения в состав Действующей армии
152 СТРЕЛКОВАЯ ДИВИЗИЯ

Дьяконова Ольга
гвардии рядовой
Сообщения: 16
Зарегистрирован: 01 апр 2013, 21:11

Иторические данные о 152 стрелковой

Сообщение Дьяконова Ольга » 16 апр 2013, 21:09

152 стрелковая дивизия на 23.12.41-29.3.44
ЦАМО. Фонд 152 сд. Оп. 1. Дело 1. Исторический формуляр.
Лист 1.
ИСТОРИЯ СТРОИТЕЛЬСТВА ЧАСТИ
23 декабря 1941 г. командир дивизии полковник ВЕХИН и комиссар дивизии полковой комиссар ИВАНОВ в Красноуфимском районе Свердловской области (Урал ВО) приступили к формированию 430 стрелковой дивизии.
В состав дивизии были призваны военнообязанные 17 национальностей, на 75 % совершенно не обученные. Перед командованием стояла задача не только сформировать, укомплектовать дивизию, но и в кратчайший срок обучить личный состав, изучить и воспитать его.
Л. 2.
УЧАСТИЕ В ПОХОДАХ И БОЯХ
16 февраля 1942 дивизия в составе: 480 сп, 544 сп, 646 сп, 333 АП, противотанкового дивизиона, саперного батальона, батальона связи, медсанбата, зенитной батареи, разведроты, химроты, автороты общей численностью 11371 человек из г.КРАСНОУФИМСК выступила на фронт.
Конец февраля 1942 года. Дивизия прибыла в г.СОКОЛ Вологодской области и вошла в состав резерва 58 Армии, где получила новую боевую технику.
Начало апреля 1942 года.
Дивизия железно-дорожным транспортом выехала на Карельский фронт в район г.КЕМЬ, Рабочее-Островск, вошла в состав 26 Армии и находилась во втором эшелоне.
В районе сосредоточения дивизия продолжала боевую подготовку применительно к лесисто-болотистой местности.
Таким образом вновь сформированная дивизия в короткий срок прошла курс боевой и политической подготовки и была готова вступить в бой с немецко-фашистскими захватчиками. Личный состав получил закалку и горел желанием показать силу своего оружия.
30 апреля 1942 г. Приказ командующего Карельским фронтом.
По жел.дороге дивизия перебрасывается в г.МУРМАНСК, входит в состав 14 Армии, форсирует Мурманский залив и совершает 80 км марш к переднему краю.
В связи с потеплением в районе г.КЕМЬ зимнее обмундирование было сдано на склады 26 Армии, но в Заполярье признаков весны не чувствовалось, наоборот 2 мая начались густые мокроснежные осадки с сильным сев.зап.ветром.
3 мая пурга с дождем еще больше усилилась. Личный состав из-за отсутствия плащпалаток промок до костей, а укрытия никакого не было, кроме гранитных скал, снежных сугробов, да тощего березняка.
5 мая 1942 год.
Части и подразделения после форсирования Кольского залива прошли 45 – 50 км. Северный ветер с пургой усиливался, начало морозить, шинели покрылись ледяной коркой, снежные заносы по дороге мешали продвижению обозов – начались перебои в питании. В таких невероятно тяжелых условиях личный состав поистине с богатырской настойчивостью пробивался по сопкам заполярья.
6 мая 1942 год.
Еще сильнее разразился буран, северный ветер со сверхестественной силой отрывал от скал огромные гранитные глыбы, сшибал с ног обессиливших бойцов и требовались нечеловеческие усилия, железная стойкость и упорство, чтобы сколь-нибудь продвигаться вперед.
К вечеру 6 мая части дивизии подошли к переднему краю.
Личный состав, будучи в движении еще кое-как согревался, но когда движением прекратилось, измученные, промерзшие бойцы, обессиленные тяжелым путем, без питания, выбившиеся со сна падали без чувств, теряя сознание, и замерзали. И только срочные меры, принятые политапаратом части (командный состав находился на рекогносцинировке) восстановили положение.
Лист 3.
11 мая 1942 г.
1 батальон 480 СП под командованием капитана РАЗУМНОГО перешел в наступление. Находящаяся в это время в дивизии армейская комиссия установила истощение личного состава на 80%. В ставку верховного командования было сообщено, что в связи с таким положением наступление может не иметь успеха.
Тов.СТАЛИН по телеграфу передал приказ об отмене наступления, отводе дивизии на отдых и усилении питания.
26 мая 1942 г.
В связи с осложнением обстановки на Кастанском направлении дивизия перебрасывается в р-н ЛОУХИ, где находится во втором эшелоне и совершенствует боевую выучку личного состава.
4 июля 1942 г.
С началом наступления немцев на г.МУРМАНСК, дивизия вновь перебрасывается на Кольский полуостров и на 50 км организует оборону во втором эшелоне.
Ноябрь 1942 г.
Дивизия сменила 72 стр.дивизию и заняла оборону на самом правом фланге фронта великой отечественной войны, стойко выдержала все испытания, отстояла г.МУРМАНСК с незамерзающим портом и Кировскую железную дорогу.
21 января 1943 г.
Дивизия сдает занимаемую полосу обороны частям 14 СД, совершает марш, форсирует Кольский залив и со станции МУРМАНСК ж.д.транспортом направляется в г.МОСКВА.
20 февраля 1943 г.
Получает задачу: продолжать движением по ж.д. и сосредоточиться в р-не г.КУПЯНСК.
5 марта 1943 г.
Со станции разгрузки – Купянск дивизия совершает марш в район г.ЗМИЕВ с задачей: отбросить противника, просочившегося между г.ЗМИЕВ и Лиман в Задонецкие хутора.
Марш совершался в исключительно тяжелых условиях – личный состав был в зимнем обмундировании к тому же началась весенняя распутица.
Обстановка на фронте к этому времени сложилась исключительно сложная. Противник сконцентрировал крупные силы на Харьковском направлении и развивал наступление в р-не г.ЗМИЕВА и Лиман – в тыл Харьковской группировке.
Лист 4.
17 марта 1943 г.
Дивизия занимает оборону по вост.берегу р.Сев.Донец по фронту 40 км: МАХНАЧИИ – ЧЕРКАССК ВИШКИН.
В короткий срок была организована прочная оборона: отрыто – 61 км траншея полного профиля, установлено 27000 мин разных марок, 17 км проволочных заграждений, построено 26 ДЗОТов.
12 августа 1943 г.
Дивизия форсировала р.Сев.Донец на фронте ЭСХАР, МОХНАЧИ прорвала оборону противника и начала развивать наступление в общем направлении – ЧЕМУЖОВКА – ПРОЛЕТАРСКОЕ в обход г.ЗМИЕВ.
Овладев опорным пунктом противника на правом фланге – ЭСХАР, дивизия начала взламывать оборону пр-ка во фланг по над.р.Сев.ДОНЕЦ и уже к исходу 14.8.43 за два дня наступательных боев части дивизии овладели Панской Тарновкой и Мохначи.
К утру 15.8.43 артиллерия была переправлена через р.Сев.Донец и начала сопровождение пехоты.
Сокрушая оборону противника части дивизии к исходу 17 августа овладели пунктами Красная Поляна, ЛЕВКОВКА, ЧЕМУЖОВКА, БУТОВКА, ЧЕРЕМУШНАЯ.
18 августа 480 СП, преодолевая сопротивление противника, форсировал р.МЖА и овладел ВОЛЯХОВКА, ПРОЛЕТАРСКОЕ, выйдя в тыл группировке противника, обороняющей г.ЗМИЕВ.
646 СП, овладев ЗАМОСТЬЕ, решительной атакой при поддержке 333 СП 6 КСД с сев.восточной окраины ворвался в г.ЗМИЕВ и к 10.00 18 августа полностью овладел им.
С овладением г.ЗМИЕВ был создан Змиевский плацдарм для развития наступления Степного фронта.
С овладением г.ХАРЬКОВА приказом Верховного Главнокомандующего Маршала Советского Союза Тов.СТАЛИНА дивизии за отличные боевые действия по содействию в овладении городом была объявлена благодарность.
18 сентября 1943 г.
Выполняя поставленную задачу, дивизия, преодолевая сопротивление усиленных заслонов, уничтожая отдельные очаги сопротивления, к 4.40 22.9.43 овладела г.НОВОМОСКОВСК, отбросив противника к ПОДНОРОДНЕМУ.
[С этого времени и до 25 октября форсирование р.ДНЕПР и овладение г.ДНЕПРОПЕТРОВСК)]
Лист 8.
3 декабря 1943 г.
Занимаемую полосу сдать 353 и 31 сд 6 гв.Ск, сосредоточиться на отдых, пополнение и обучение в р-н: участок № 3 конзаводва, АВДАТЬЕВКА, ТОМАКОВКА (сев.вост.н.Николаевка).
3- декабря 1943 г.
Дивизия входит в состав 6 Гв.Ск 46 Армии и производит в ночь на 31.12.43 г. смену частей 195 и 353 СД в полосе: поселок Высокий, выс.133,7 в готовности к наступлению.
Наступление с 1.1.44 по 14.1.44 характерно упорными боями по прорыву обороны пр-ка на рубеже: пос.Высокий, курга 5.0 – 36 – 141 – В.
Наши потери с 1 по 14.1.44: убитыми 844, ранеными 3534.
28 января 1944
Дивизия в ночь на 20.1.44 г. сдает полосу обороны 34 ГВ СД и к утру сосредотачивается в р-н ЕКАТЕРИНОВКА, ТАРАСОВКА, отдыхает и пополняется личным составом.
Переходит в резерв командующего 46 Армии.
Лист 9.
29.3.44
С утра 29.3.44 части дивизии приступили к форсированию р.Южный Буг в полосе: Н.-ПЕТРОВСКОЕ, ГУРЬЕВКА.
ЦАМО. Фонд 152 сд. Опись 1. Дело 10.
Лист 2
Военному Совету 14 Армии
Доношу, что положение дивизии серьезное. 646 и 480 сп подвергнувшись, не обеспеченными от сырости под сильный снегопад и метель несли безвозвратные потери в личном составе до 150 человек.
На 8.5.42 больных людей неспособных к действию Всего 330 ч.
Ослабленных бойцов не могущих в течение до трех суток восстановить себя – 2850 чел. В числ

Дьяконова Ольга
гвардии рядовой
Сообщения: 16
Зарегистрирован: 01 апр 2013, 21:11

Кровавый первомай

Сообщение Дьяконова Ольга » 16 апр 2013, 21:14

Операцию войск Карельского фронта и Северного флота, которая проходила в апреле-мае 1942 года, часто называют Пикшуевской, что в корне неверно, так как десант на мыс Пикшуев - лишь часть широко задуманного наступления. Есть мнение считать ее успешной. Но какой ценой заплачено за этот успех?

До сих пор ходят слухи, что в этих боях мы бездарно потеряли тысячи людей, что у нас замерзли целая дивизия и бригада морской пехоты вместе со штабом. Так ли это?

Кровавый Первомай
Положение на Северном театре боевых действий в 42-м было нестабильным. Фашисты сосредотачивали в Заполярье все новые и новые силы, накапливали в фьордах Северной Норвегии плавсредства, что заставляло опасаться десанта на побережье Кольского полуострова. По данным разведки, да немцы и сами это не очень скрывали, готовилось весеннее наступление на Мурманск и Кировскую железную дорогу.
В мае к нам в плен попал фашистский летчик Хольм Гюнтер, на допросе он рассказал, что в Турку (Финляндия) высажено для действий на Крайнем Севере 80 тысяч войск с тяжелой артиллерией и танками, которые предназначались для прорыва к железной дороге с последующим наступлением на Мурманск (впоследствии это не подтвердилось).
Учитывая складывающуюся обстановку, ставка Верховного главнокомандующего директивой от 27 марта 1942 года приказывает командующему Карельским фронтом подготовить и провести наступательные операции на Мурманском, Кандалакшском и Кестеньгском направлениях «с целью усиления обороны порта Мурманска, Мурманской и Обозерской железных дорог».
4 апреля командующий Карельским фронтом генерал В. А. Фролов ставит задачу 14-й армии во взаимодействии с Северным флотом разгромить противодействующие силы противника и полностью освободить Заполярье. Замысел операции накануне был согласован со Сталиным. Причем Верховный внес значительные коррективы в план командования фронтом.
Начать наступление планировалось уже 15 апреля. Сроки, отведенные на подготовку такой крупной операции, были, конечно же, нереальными. Дивизии не успевали обеспечить себя боеприпасами, продовольствием, достаточным количеством медикаментов.
Наступление дважды переносилось, сначала на 21, а затем на 28 апреля. Мы, жители Заполярья, прекрасно знаем, что в этот период года идет интенсивное таяние снегов, лед на реках и озерах непрочный. Понятно, что время для столь сложной и масштабной операции было выбрано не совсем удачно, тем более и 14-я армия не была готова. Но план утвердил Сталин!
Главный удар должен был осуществляться из района реки Западная Лица силами 72-й морской стрелковой бригады, 10-й гвардейской стрелковой дивизии и 6-й отдельной лыжной бригады. Второстепенная роль отводилась 14-й стрелковой дивизии и 5-й отдельной лыжной бригаде. Во втором эшелоне предстояло наступать 152-й стрелковой дивизии, которая катастрофически не успевала прибыть к исходным рубежам и тактически не была готова к ведению боевых действий в условиях Заполярья.
Из района мыса Пикшуев наносила удар 12-я отдельная бригада морской пехоты. По степени готовности эта часть имела наилучшие показатели, но и действовать ей приходилось в самых экстремальных условиях.
6256 морских пехотинцев в соответствии с намеченным планом продвигались к дороге, которая шла от реки Западная Лица к Титовке, чтобы перекрыть пути отступления горных егерей. Моряки на себе тащили все снаряжение, продовольствие, боеприпасы. Чем дальше бригада втягивалась вглубь территории, занятой противником, тем больше росло сопротивление горных егерей, все неприступнее становились скалистые высоты.
1 мая 50 оленьих упряжек доставили в батальоны посылки для фронтовиков. В обратный путь забрали раненых. 2-3 мая бои приняли ожесточенный характер. С этих дней и до конца операции оленеводы уже не справлялись с доставкой раненых и обмороженных к берегу губы Западная Лица. Красноречивей всего об обстановке, в которой вела бои 12-я бригада морской пехоты, рассказывают документы:
Из политдонесения военкома А. Д. Гальченко от 3 мая 1942 г.:
«…Командир роты Лукьянов, будучи раненым, продолжал командовать боем в течение 5-6 часов. Будучи вторично ранен, был вынесен с поля боя. Командование принял на себя командир взвода Кузнецов, секретарь низовой партийной организации, который был также тяжело ранен. Командование принял на себя командир взвода Бредников…
В этом бою рота уничтожила свыше 150 фашистов. Сама рота потеряла убитыми половину состава, ранено 27 человек…
…Из политруков рот на 2 мая выбыло из строя: Гомзиков убит, Абрамов больным отправлен в лазарет, Попов ранен и отправлен в лазарет, Копылов имеет обморожение, но из строя не вышел».

Косили бойцов не только пули
Страшная пурга обрушилась на Кольский полуостров ближе к полудню 3 мая. Мокрый снег превращал одежду в ледяной панцирь, оружие тоже обледенело.. Так продолжалось несколько суток. Снег часто сменялся дождем, на смену оттепелям приходил мороз.
Измотанные и обессиленные беспрерывными боями морские пехотинцы в атаках проявили невероятный героизм и выносливость. У моряков были ограничены боеприпасы и продовольствие, они не могли нормально отдыхать, были хуже одеты и обуты. Их противникам - горным егерям все время подбрасывали подкрепление, они были хорошо обеспечены боеприпасами и горячей пищей, в их распоряжении имелось достаточное количество орудий и минометов. Но, несмотря ни на что, поле боя, а порой и инициатива оставались за североморцами. На 5-6-й день операции стало ясно, что встреча с войсками, наступающими от Западной Лицы, не состоится. Обстановка осложнилась до критической.
Из политдонесения военкома Елисеева:
«5 батальон. …Потери за 4 дня боев следующие: убитых - 57, пропало без вести 6, раненых 104… Чтобы предотвратить заболеваемость и обморожения, личным составом были приняты меры, чтобы личный состав не засиживался подолгу на одном месте, матросов заставляем работать по сооружению укреплений и постройке домушек из снега.
...В батальоне осталось около 294 человека, но из строя ежечасно выходит до десятка человек. Кроме этого 50% личного состава, находящегося в строю, не способны вести бой в силу различных болезней: опухоль ног, конъюнктивит глаз или что-то вроде этого. Зрение потеряно. Опухоль рук от мороза, и основное - люди мерзнут. Огни малоэффективны, так как одежда сырая и около костров больше промокает и люди мерзнут. Обувь мокрая. Капитонов, Богомолов, Егорченков - убиты. Командиры рот Вершинин и Соронюк - убиты. Мурашёв не вышел из боя».
Спустя сутки от Елисеева поступило еще одно донесение:
«Довожу до вашего сведения, что батальон расположен на высоте 227,4. Осталась неполная рота, всего около 200 человек.
Настроение в основном хорошее, но личный состав измотался от холода. Продукты сегодня получены только водка и сухари, на завтра ничего нет. Боезапас имеется. Комначсостав в основном выбыл из строя».
Из доклада санитарно-эвакуационной службы:
«Раненые идут в массовом порядке. Только за 6.05 погружено больше 200 (сильно обмороженных). Плохо со средствами отвоза в Порт Владимир, приходится постоянно звонить и убедительно просить.
Олени выбились из сил…».
6 мая наступательный порыв егерей несколько спал. По всей видимости, сказались немалые потери. В этот день для 12-й бригады морской пехоты были доставлены полушубки, валенки и теплое белье. Переодевались закоченевшие на морозе моряки под обстрелом фашистов. По поредевшему кругу пошли фронтовые самокрутки. Наверное, немногие в те минуты надеялись вернуться живыми с мыса Пикшуев. Слишком много друзей погибло, слишком тяжелыми были бои.
Мне пришлось читать в архивах заявления о приеме в партию, написанные в дни десанта, отчеты политруков и командиров после боя. Очень скупые документы, но какой в них несгибаемый дух! Мы справедливо называем участников десанта на мыс Пикшуев героями. Вот имена некоторых из них:
«…Снайпер Собанцев уничтожил 48 фашистов. Будучи выслежен фашистами, которые сосредоточили на нем огонь 43 пулеметов, при очередной перебежке погиб... Сапер Боровков (приданный к 1-й роте), будучи ранен в обе ноги пулеметной очередью, чтобы не сдаваться врагу в плен, подорвал себя гранатой.
…Командир отделения Живулин во главе своего отделения под перекрестным пулеметным огнем на открытом месте первым проник на островок, захватил его…»
В ночь на 13 мая 12-я отдельная бригада морской пехоты была снята с мыса Пикшуев и отбыла на отдых и пополнение. Госпитали Северного флота и частично армейские были переполнены искалеченными и обмороженными бойцами. На сопках от мыса Пикшуев вглубь материка остались лежать те, кому не суждено было выжить. Сколько же их?
Чтобы ответить на этот вопрос, нам пришлось тщательно изучить несколько десятков документов. Многочисленные отчеты полны противоречий, впрочем, как и сама операция. И все же отдельные данные удалось получить вполне достоверные. В Пикшуевской операции кроме 6256 морпехов были задействованы 597 воинов 125-го стрелкового морского полка, 977 солдат запасного полка и 503 бойца из 9-го отдельного лыжного батальона. Из них погибло 738 человек, обморожено 331, умерло от ран 857, пропало без вести 941, прочие потери - 28. Общие потери 2895 человек. Общее число безвозвратных и возвратных потерь - 5280 человек.
В 80-е годы на мысе Пикшуев энтузиасты под руководством Льва Васильевича Журина вели сбор останков погибших морских пехотинцев. На высоте 262,2 появилась братская могила. Со временем она обветшала. В начале нашего века прах героев перенесли в Долину Славы. Известны фамилии тех, кто навечно остался на мысе Пикшуев. Их необходимо увековечить. Кто поможет это сделать? Нужны не только энтузиасты, но и средства.

Работа над ошибками
И наконец, думаю, нам надо понять: апрельско-майская наступательная операция 42-го года не ограничивалась боями за мыс Пикшуев, сюда следует отнести и несостоявшееся наступление со стороны реки Западная Лица. Вот как это было:
«Ураганный ветер срывал снег с сопок и нес его в лощины. Там примешивался низовой воздушный поток, крутил вихрем и мириадами колючих льдинок обрушивался на все живое.
Тяжелые рогатки, установленные перед передним краем обороны, наполовину вмерзшие в землю, порывом ветра вырвало на участке до 200 метров и отнесло более чем на километр… Стихия грозила потерей многих и многих жизней».
Это строки из воспоминаний одного из непосредственных участников наступления со стороны реки Западная Лица.
До начала пурги некоторого успеха удалось добиться 10-й гвардейской стрелковой дивизии и 6-й отдельной лыжной бригаде. В западном районе эти части продвинулись на несколько километров вперед и заняли первую линию обороны противника. Безуспешными оказались атаки 14-й дивизии, это объяснялось тем, что на ее пути стояли труднодоступные высоты Черная, 173,7, 169,4, которые к тому же были сильно укреплены.
Об этих событиях красноречиво рассказывает журнал боевых действий дивизии. В нем есть такие строки:
«28.04. 9-я стрелковая рота залегла в 100 метрах от КЗОТов противника.
Потери: убитых - 17, раненых - 69.
30.04. 1-й батальон 325 СП достиг вершины выс. 173,7, но вынужден был отступить. 2-й и 3-й батальон заняли высоту Черную, держались 2 часа, но вынуждены были отступить».
2.05. Атака с задачей выйти к губе Нерпичья успеха не имела. Во время наступления было подано 500 заявлений о вступлении в ВКПб.
Дивизия потеряла: убитыми - 493 человека, ранеными - 1525».
Здесь, как и на других участках боевых действий, солдаты проявили массовый героизм и стойкость.
«…Политрук 6-й стрелковой роты Кузьменко повел в атаку бойцов и забросал гранатами ДЗОТ. Погиб от снайпера.
…Член ВЛКСМ, краснофлотец Труфанов Степан Прокопьевич, призван Микояновским РВК г. Мурманска. Связной командира роты.
Противник готовит атаку. Нужно было предупредить один из взводов. Командир роты политрук Шуйгин посылает Труфанова. Связной идет через простреливаемое пространство и выполняет задание.
Осколком мины ранен Шуйгин. Труфанов перевязывает его и ведет в укрытие. Попадают под минометный огонь. Труфанов бросается к командиру и закрывает его своим телом».
Высота Черная в те дни оправдала свое название. В результате непродуманных атак подразделения 325-го стрелкового полка потеряли у ее подножия только убитыми 855 солдат и офицеров.
5-я отдельная лыжная бригада была срочно брошена на помощь лыжникам 6-й бригады. Бои шли в труднодоступных местах в районе озера Чапр.
С началом пурги наступление лыжных бригад, 10-й дивизии и 72-й бригады остановилось. Вся надежда у командования была на подкрепление со стороны 152-й стрелковой дивизии, которая спешно направлялась от Мурманска к Западной Лице. Командование дивизии и армии в целом даже не успело проработать вопросы питания, вещевого снабжения, отдыха солдат.
Бытует мнение, что чуть ли не все бойцы 152-й стрелковой дивизии почти замерзли по пути к реке Западная Лица. Это не так. Основной состав дивизии до места сосредоточения дошел, но при этом боеспособных осталось только 20 процентов из 11370 человек личного состава. 484 воина замерзли в пути, 1683 - обморозили ноги, руки, лица. Остальные были истощены до потери сознания.
Как таковой дивизии не стало. Вдоль дороги от поселка Мишуково до Долины Смерти остались лежать сотни замерзших солдат. В считанные часы пурга похоронила их под снегом. 10-я дивизия потеряла погибшими 870 солдат, 14-я дивизия - 1348 воинов, 72-я бригада - 204 человека, отдельные лыжные бригады -13717 бойцов.

Успех? Но какой ценой!
До сегодняшнего дня во всех книгах и научных работах дается одна оценка апрельско-майской наступательной операции: ее считают успешной. В основном потому, что нашим войскам удалось окончательно сорвать планы немецко-фашистского командования по захвату Мурманска и Кировской железной дороги. И это действительно так. Вот только чем оправдать такие громадные потери?
Вот какую оценку апрельско-майской операции давали 17 мая 1942 года, так сказать по горячим следам, командующий войсками Карельского фронта генерал-майор Фролов и члены военного совета фронта Желтов и Куприянов:
«… Командные пункты соединений и частей располагались далеко от части и, как правило, при продвижении вперед отставали от войск. …Отдельные командиры соединений и частей все еще пытаются руководить боем из землянок, не имея наблюдательных пунктов. …Наиболее пагубным на ходе боев сказалось непонимание отдельными командирами частей и большинством командиров рот и взводов своего места в бою. …10-я гвардейская дивизия начала боевые действия без касок, а 152-я СД не была обеспечена палатками, что пагубно сказалось на дивизии во время пурги 4-7.05.42 г. …В 14-й армии войска своевременно не были обеспечены грелками».
С той весны прошло долгих семьдесят лет. Уж сколько раз выпадал и таял в сопках снег. Как таяли надежды родных получить весточку о тех, кто замерз или пропал без вести в той страшной войне.
В последних числах апреля этого года молодежь Мурманской области прошла на лыжах по местам, где сражались участники апрельско-майской операции 1942 года. Было трудно, но каждый из участников похода понимал, насколько трудней приходилось их ровесникам семьдесят лет назад. На местах боев остались принесенные венки и цветы.
Михаил ОРЕШЕТА, историк-краевед.
Опубликовано: «Мурманский вестник» от 22.06.2012

Дьяконова Ольга
гвардии рядовой
Сообщения: 16
Зарегистрирован: 01 апр 2013, 21:11

152 стрелковая дивизия: Катастрофа мая 1942г.

Сообщение Дьяконова Ольга » 16 апр 2013, 21:18

152-я стрелковая дивизия: катастрофа мая 1942 год
Мой дед, Усовский Николай Тимофеевич, был призван в армию Витебским военкоматом 23 июня 1941 года, и на следующий день был направлен в Тюмень, в учебный полк, учиться на телефониста (у деда уже было высшее образование, 20 июня он получил диплом об окончании Витебского ветеринарного института, но сумятица первых военных дней сделала своё дело). Моя бабушка, Усовская Вера Андреевна, будучи беременной студенткой 3-го курса Витебского ветеринарного института, отправилась к родственникам в Кричевский район, деревню Поклады - где 19 июля 1941 года и родился мой отец. К этому времени по Сожу уже шли бои, и 20 или 21 июля местность заняли немцы. Ни одного письма от деда бабушка до осени сорок третьего не получила - всё это время мучаясь неизвестностью.
Дед же в учебном полку пробыл недолго - в начале октября ему было присвоено воинское звание "лейтенант", он был переведен в Красноуфимск, где 23 декабря 1941 года был назначен младшим ветеринарным врачом стрелкового полка 430-й стрелковой дивизии. 27 декабря 1941 года дивизия была переименована в 152-ую стрелковую - взамен погибшей в Вяземском котле, полк, в котором служил мой дед, получил номер своего погибшего под Дорогобужем "предка", став 646-м стрелковым.
Это была дивизия с очень плохой кармой. Реально. На её долю почти не досталось громких побед - зато всяких ужасов и тяжких, изнурительных, кровопролитных боёв - сполна и с перебором. В марте сорок третьего она попала под раздачу во время немецкого контрнаступления под Харьковом, в августе - нудно и тяжело билась с немцами за Змиев, почти весь октябрь сорок третьего дивизия вела изматывающие бои за Днепропетровск.... Но это были хотя бы бои. А вот в мае сорок второго дивизия стала жертвой жуткого бурана в Заполярье - в котором погибло полтысячи её бойцов, и более двух тысяч получили тяжелые обморожения.
Дед не любил рассказывать своим детям об этой трагедии. Да и вообще о войне говорить не любил. О том, что в том несчастливом для дивизии марше 4-6 мая 1942 года он обморозил ноги и остался жить лишь благодаря своим лошадям (обозные кони образовали живой периметр, в котором спаслись от бурана два десятка солдат и офицеров) - я узнал от бабушки.
Дивизию выгрузили на станции недалеко от Мурманска. Зимнее обмундирование - полушубки, шапки, валенки, тёплое белье - бойцы и офицеры сдали ещё в Кеми ("Кемска волость" - это про неё), и в Заполярье отправились налегке, в х/б обмундировании, кирзовых сапогах и пилотках (правда, шинели бойцы волокли с собой - впрочем, те, кто служил, знает, что со скаткой солдат на любом марше не расстается, шинель для бойца - это и постель, и дом, и, при нужде - носилки). Задача дивизии была поставлена важная - совершить 70-км марш к самому южному флангу армии и нанести удар через тундру - где у немцев сплошной обороны не было, а размещались лишь очаги сопротивления.
5 мая дивизия переправилась через Кольский залив и двинулась к месту назначения. К полудню с моря поднялся ветер, к обеду принесший мокрый снег и дождь. Метеорологи 14-й армии предупреждали командование о резкой смене погоды 5-6 мая - но руководство 152-й дивизии этого прогноза не получило и погнало части дивизии к линии фронта. К вечеру 5 мая северный ветер с пургой усилился, шинели у бойцов и офицеров покрылись ледяной коркой - к тому же ни обед, ни ужин частям дивизии поданы не были, поскольку кухни остались на том берегу. Ночью с 5 на 6 мая снежный буран превратился в снежную бурю, тяжелый мокрый снег завалил дорогу, бойцы, голодные, вымотавшиеся сверх меры, падали на ходу. Днем 6 мая части дивизии достигли назначенных рубежей - и остановились; морозный ветер с мокрым снегом не прекращался, поэтому обессиленные люди, голодные, промёрзшие, без сил рухнувшие на землю, довольно быстро погибали от переохлаждения - потери дивизии в этот день замерзшими составили 484 человека.
Попытка первого батальона 480-го стрелкового батальона всё таки выполнить поставленную боевую задачу провалилась - немцы легко отбили попытку измученных сверх меры красноармейцев атаковать, батальон был практически уничтожен, двадцать семь его солдат и офицеров были взяты в плен, более двухсот - были убиты и ранены.
646-й стрелковый полк до немцев не дошёл - но всё равно потерял более ста пятидесяти человек замёрзшими насмерть. Обоз полка - в котором находился мой дед - с утра 7 мая получил задачу сбора уцелевших бойцов дивизии. Весь день обозные дядьки (возчикам, по словам деда, было по 45-50 лет, всё это было люди, негодные к строевой, многие - с хроническими болезнями) подбирали разбросанные по тундре тела, отпаивали уцелевших горячим чаем, в общем, спасали тех, кого ещё можно было спасти, и хоронили тех, кому помочь уже было нельзя.
Дед говорил, что главная беда была даже не том, что начался буран - главная беда была в том, что дивизия была ГОЛОДНОЙ. На формировке питание было по второй норме (400 грамм хлеба и 50 грамм крупы, почти без приварка), во время марша от Красноуфимска до Кеми и от Кеми до Мурманска горячее питание вообще не выдавалось. Люди были истощены и вымотаны тяжелыми работами по погрузке-разгрузке техники - и, попав в снежную бурю, не имели внутренних сил для сохранения жизни.
Трибунал 14-й армии не нашел состава преступления в действиях командования 152-й стрелковой дивизии. Несчастное стечение обстоятельств...
Вечная память героям, павшим за честь, свободу и независимость нашей Родины!

Дьяконова Ольга
гвардии рядовой
Сообщения: 16
Зарегистрирован: 01 апр 2013, 21:11

Мурманский календарь: 23 декабря

Сообщение Дьяконова Ольга » 16 апр 2013, 21:21

Мурманский календарь: 23 декабря. 152-я дивизия замерзла на марше
23 декабря 1941 года в Красноуфимске началось формирование 430 стрелковой дивизии
23 декабря.
В этот день 70 лет назад - 23 декабря 1941 года – в Красноуфимске началось формирование 430 стрелковой дивизии. В состав дивизии были призваны военнообязанные 17 национальностей, на 75 % совершенно не обученные. 7 января 1942 года дивизия была переименована в 152-ю стрелковую. 16 февраля 1942 года дивизия закончила формирование и была передислоцирована в район города Сокола Вологодской области, в апреле 1942 года направлена в распоряжение командующего Карельским фронтом, в Кемь, во второй эшелон войск фронта, затем 30 апреля 1942 переброшена в Мурманск. Насчитывала 11370 человек личного состава. В связи с потеплением в Кеми зимнее обмундирование было сдано на склады, но в Заполярье признаков весны не чувствовалось, наоборот начался дождь, затем мокрый снег. С 1 мая 1942 года дивизия, переправивившись через Кольский залив совершила 80-километровый марш на передовую, чтобы принять участие в оказавшейся безуспешной Мурманской наступательной операции войск 14-й армии с рубежа реки Западная Лица. Войска двигались колонной по дороге между Мишуково — Титовка. В связи с тяжелыми природными условиями, бойцы потеряли ориентировку. Вот как описывала те трагические события журналистка Юлия Лаврова в статье «Белое безумие»: «Буран был такой сильный, что крики о помощи тонули в свисте ветра. Колонна замерла. Пытаясь спастись, люди уходили в сторону, бежали в снежную пустынную даль поодиночке и умирали. Тот, кто еще мог передвигаться, шел, невзирая на упавших товарищей. Помощь означала смерть. Огонь развести было невозможно, полевые кухни затерялись в кромешной темноте, равно как и поклажа с одеждой… Одному из батальонов авангарда пришлось еще и принять бой. Пока остальные сражались со снежной бурей, передовые части погибали под огнем немецкой артиллерии».
Дивизия понесла большие потери. Находящаяся в это время в дивизии армейская комиссия установила истощение личного состава на 80%. Замерзли насмерть 484 человека, а 1683 обморозили ноги, руки, лицо, уши. Еще 196 бойцов погибли в боях, 28 пропали без вести и 527 получили ранения. В ставку верховного командования было сообщено, что в связи с таким положением наступление может не иметь успеха. И.В. Сталин по телеграфу передал приказ об отмене наступления, отводе дивизии на отдых и усилении питания. В своих мемуарах генерал-полковник А. С. Желтов писал: «...Анализируя причины неудач. Военный совет фронта выявил ряд недостатков в организации, в руководстве боевыми действиями со стороны отдельных командиров. И все же главной причиной была погода. Много бойцов обморозилось. Глубина сугробов местами достигала двух — трех метров. 6 мая мне с группой командиров довелось пешком возвращаться с переднего края. 25 километров мы одолели за восемь часов, окончательно выбившись из сил».
В течение двух недель дивизия приводила себя в порядок, а затем была отведена на мыс Мишуков и переправлена в Мурманск, оттуда 26 мая 1942 года переправилась на Кестеньгское направление, снова во второй эшелон, затем 4 июля1942-го вернулась в Мурманск, и вновь оказалась на рубеже реки Западная Лица, где дивизия до января 1943 года занимала оборонительные позиции, сначала во втором эшелоне, а с 24 ноября 1942 года — в первом. 21 января 1943 года 152-я дивизия сдала позиции частям 14-й стрелковой дивизии совершила марш, и эшелонами из Мурманска была переправлена в Москву. В дальнейшем дивизия успешно сражалась на других фронтах Великой Отечественной и закончила войну, имея почетное наименование 152-й стрелковой Днепропетровской ордена Ленина, Краснознаменной, ордена Суворова дивизии.
КСТАТИ.
О том, что чувствовали солдаты по окончании той злополучной пурги, участник событий Я.М. Черемсин вспоминал: «Когда вернулся к землянке, то увидел кухню: в котле кипела вода. Сколько было радости! Солдаты стояли вокруг нее со слезами на глазах. Оказывается, повар уже несколько дней кипятил воду в надежде получить команду начать варить обед, но никто ему ее не давал. Сначала было приняли решение дать каждому по кружке кипятку. Но вскоре решили иначе — лучше сварить жидкую кашу. Люди стояли вокруг кухни, ждали. Но мы не были уверены, что они смогут выдержать. Тогда комиссар взял черпак, сел на ящик передка кухни рядом с котлом, чтобы охранять его, и сидел до тех пор, пока не сварилась каша. И я, грешный, тоже стоял и смотрел, как идет пар из котла...»

Дьяконова Ольга
гвардии рядовой
Сообщения: 16
Зарегистрирован: 01 апр 2013, 21:11

Замёрзшая дивизия

Сообщение Дьяконова Ольга » 16 апр 2013, 21:22

Замерзшая дивизия
Ровно 65 лет назад, трагически закончилось наступление советских войск в Заполярье
Застрявшие среди скал на Западной Лице горные егеря фашистов в начале 42-го готовились вновь овладеть Мурманском. Советская разведка доносила, что в норвежских портах скопились суда со снабжением, в Финляндии готовились к походу свежие войска. Ставка планировала сорвать планы фашистов. Но в условиях арктического Заполярья эта операция обернулась трагедией.
Шинели превращались в ледяной панцирь
Начало наступления три раза переносилось. Армия неспособна была по весенней распутице обеспечить себя боеприпасами, продовольствием и прочим снабжением. Лед на озерах покрылся водой, единственная дорога из Мишуково на фронт раскисла. Артиллерия и авиация не смогли разрушить вражеские огневые точки.
28 апреля Красная армия атаковала немцев на Западной Лице и с мыса Пикшуев, куда в тыл врагам высадили шеститысячный десант. Поначалу бойцы 12-й отдельной бригады морской пехоты удачно сошли на берег и вклинились вглубь немецкой обороны, но вскоре наткнулись на ожесточенное сопротивление егерей. А 3 мая на север Кольского полуострова обрушился страшный буран. Он бушевал несколько дней. Шинели и бушлаты моряков на глазах превращались в ледяной панцирь.
Обморожения стали косить ряды защитников Заполярья. Но и в этих условиях бойцы проявляли невероятный героизм. В адскую непогоду, без отдыха, нормального питания и снабжения боеприпасами, моряки продолжали атаки. Но ряды их стремительно редели. Только в ночь на 13 мая бригаду сняли с мыса Пикшуев. Всего на несколько километров вперед продвинулись части нашей армии и в районе Западной Лицы.
Наступление захлебнулось.
Сотни трупов на дороге Мишуково - Долина Славы
Жуткая трагедия постигла 152-ю стрелковую дивизию, которую выкосили не вражеские пули, а снежный буран. Командование возлагало на это подразделение последний шанс, чтобы подкрепить наступление…
Дивизию сформировали в начале года в уральском городе Красноуфимске из выписанных из госпиталей раненных. Накануне Первомая, как и во всей армии, их переодели в летнюю форму (шинель, гимнастерка, брюки-галифе, пилотка или командирская фуражка, кое у кого были шлемы-буденовки). Но в ночь накануне 1 мая дивизию подняли по тревоге, погрузили в эшелоны и отправили… в Мурманск. Пушки, боеприпасы, кухни, продовольствие должны были прибыть позже другими эшелонами.
Сразу по прибытии в Колу командование спешно направило голодных и необстрелянных бойцов на фронт. В летнем обмундировании! И, как тогда было принято, пешком. До мест боев нужно было топать почти 90 км по безлюдной голой тундре. Но на полпути 3 мая пошел дождь, а ночью разыгрался ураганный ветер, ударил мороз. Командиры все-таки решили идти вперед. Одетые по-летнему бойцы отдыху тоже предпочитали движение. Так можно было хоть чуточку согреться...
- Мы продолжали идти. Первое падение солдата в нашей колонне. Потом упал второй, третий... – приводит воспоминания взводного Черемсина в своей книге «Как жили и сражались мурманчане в войну: менталитет северян в 1941-1945 годах» историк Алексей Киселев. - Остановиться - значит погибнуть. Позади - 50 км пути в пургу, несколько суток без пищи. Решили: несмотря на усталость, двигаться дальше.
Но обмороженные бойцы падали от усталости и обморожения. Их быстро заметало снегом.
- Достигли 49-го километра, - вспоминает Черемисин. - Вдруг мой сержант говорит: «Под ногами — дверь». Мы разгребли снег. Это была землянка — наша спасительница. Вошли… Радости не было предела. Наломали сучьев и разожгли печь. Разделись до нижнего белья и начали по очереди сушить одежду. Самое страшное для нас миновало. Высохнув, собрались двигаться дальше: приказ надо выполнять, идти к линии фронта. Не успели собраться, как вернулась наша группа, которую отсылали в поисках кухонь. Она доложила: встретили начальника политотдела, он приказал: «Движение прекратить, спасать людей любыми средствами». Так мы остались в землянке.
Основная часть бойцов все же добрались до фронта, но способных держать оружие осталось лишь 20 процентов из почти десяти тысяч! Остальные либо погибли, либо обморозились. Ровно 65 лет назад, 11 мая, 1-й стрелковый батальон 480-го стрелкового полка этой дивизии был брошен в атаку, которая захлебнулась. В этот же день прекратилось наступление.
15 мая атака горных егерей вновь отбросила наши обескровленные войска на старые позиции. Весеннее наступление 42-го хоть и сорвало планы немецкого командования, но было признано неудачным. Историки действия отдельных командиров называют преступными. В том числе и решение переодеть 152-ю дивизию в летнее обмундирование и кинуть ее на фронт. Все армейские и флотские госпитали в ту весну были забиты обмороженными солдатами. А вдоль дороги от Мишуково до Долины Смерти остались под снегом сотни так и не выстреливших во врага бойцов…
Взгляд с другой стороны
«Бесчисленное количество немецких солдат застрелилось»
О боях тех дней вспоминают бывшие горные егеря
«Те, кто был тяжело ранен, замерзал прямо на поле боя в течение короткого времени, - пишет в воспоминаниях австриец Хельмут Керн. - Горные стрелки, прячась в снежных и в выбитых в скалах ямах, в обледеневшей одежде замерзали и умирали от холода. Число тяжелых обморожений - не в последнюю очередь заслуга драконовских приказов Шернера, который с железной жесткостью хотел противостоять тому, чтобы ужасный мороз не стал причиной массовых отступлений. Не было ни одной лазейки, чтобы обогреться у костра. Не было горячего питания. От морозов содержимое консервов превратились в камень, так что его с трудом нужно было разбивать на куски и отправлять в рот, чтобы эти куски там оттаивали. Следствием этого стали тяжелые кишечные заболевания. Вместе с шоком от ранения приходил животный страх беспомощности перед ужасным концом, который мог наступить от удара советской лопатой или от укола советского штыка. Бесчисленное количество солдат застрелилось. Но человеческая способность переносить боль не знает границ. Один лейтенант шел к своим всю ночь с радробленной челюстью, а раненые с раздробленными, готовыми к ампутации ногами, самостоятельно тащились несколько часов по снегу…»
«Мы собирали трупы погибших товарищей и убитых русских на северном участке Западной Лицы, - вспоминает Гелиодор Трибуч. - Мы строили из них временные позиции, укладывая эти промерзшие трупы в штабеля. Они, как это ни кощунственно звучит, были хорошей защитой от выстрелов советской пехоты…»
Только цифры
В 152-й стрелковой дивизии насмерть замерзли 484 бойца. 1683 - обморозились. Всего же потери (убитыми, раненными, обмороженными и пропавшими без вести) красноармейцев и десантников Северного флота в весеннем наступлении 1942 года в Заполярье составили 14833 человека. Это 43 процента общей численности 14-армии и СФ. Они в два с лишним раза превышают урон, нанесенный живой силе противника.
Сергей АНДРЕЕВ.

Дьяконова Ольга
гвардии рядовой
Сообщения: 16
Зарегистрирован: 01 апр 2013, 21:11

Замёрзшая дивизия

Сообщение Дьяконова Ольга » 16 апр 2013, 21:24

«Замёрзшая» дивизия
Этот внеочередной материал мне предоставил мой хороший знакомый Сергей, который интересуется историей Великой Отечественной войны. Прочитав его, решил поделится с нашими читателями. О легендарной 152-й стрелковой Днепропетровской ордена Ленина, Краснознамённой, ордена Суворова дивизии узнал, учась в школе № 1. Мои одноклассники вели поисковую работу по изучению боевого пути этого подразделения Советской армии. О том, что легендарность её пронизывает смертельным холодом, мы тогда в 80-е годы не догадывались. В официальных источниках об этой трагедии тогда ничего не писалось, а ветеранам видимо было запрещено об этом даже вспоминать. Одна из местных легенд о боях на Севере в годы Великой Отечественной - легенда о "Замёрзшей Дивизии" В первые, о ней было напечатано в "Полярной Правде" 22 июня 1999 г., автор - местный историк, Почётный гражданин города-героя Мурманска Лев ЖУРИН. Кстати, данная история - хороший пример для любителей сваливать неудачи гитлеровцев в России на "Генерала Мороз", "Генерала Хреновые Дороги" или недалёкого ефрейтора Алоизыча. Опираясь на рассекреченные факты Лев написал о нашей 152 дивизии. Начну рассказ с момента её формирования.
"23 декабря 1941 г. командир дивизии полковник Вехин и комиссар дивизии полковой комиссар Иванов в Красноуфимском районе Свердловской области (Урал ВО) приступили к формированию 152 стрелковой дивизии. В состав дивизии были призваны военнообязанные 17 национальностей, на 75 % совершенно не обученные. В состав также вошли поправившие здоровье в Красноуфимских госпиталях после ранений красноармейцы. 16 февраля 1942 дивизия в составе: 480 стрелкового полка, 544 стрелкового полка, 646 стрелкового полка, 333 артиллерийского полка, противотанкового дивизиона, саперного батальона, батальона связи, медсанбата, зенитной батареи, разведроты, химроты, автороты общей численностью 11371 человек из г. Красноуфимск выступила на Карельский фронт.” ЦАМО. Фонд 152 сд. Оп. 1. Дело 1. Исторический формуляр.
Сергей передал мне выдержки из книги Олега Смыслова «Окопная правда войны» которые далее цитирую. «...152-я стрелковая дивизия с весны 1942 г. Находилась в резерве Карельского фронта и располагалась в Кеми. Погода в этот период в Карелии выдалась неожиданно теплой, и командующий фронтом не без чьих-то ходатайств, приказал досрочно на 20 дней переодеть подчиненные ему войска в летнее обмундирование. Естественно, попала под этот приказ и 152-я стрелковая дивизия, отправленая на Крайний Север. 1 мая 1942 г. Бойцов этой дивизии хорошо накормили, выдали им по 100 наркомовских граммов и, погрузив в эшелоны, отправили под Мурманск, где шли напряженные бои. Кухни и продовольствие должны были прибыть с последующими эшелонами. Сразу же по прибытии в Колу личный состав дивизии выгрузился и двинулся в путь пешим порядком по безлюдной тундре на расстояние почти в 90 км. 3 мая 1942 г. на половине пути пошел дождь. А ночью разыгрался ураганный ветер и ударил мороз. Марш колонны замедляли машины с боеприпасами и продовольствием в сторону фронта и обратно с ранеными и больными. Грунтовая дорога была очень узкой, и встречный транспорт едва разъезжался. Кроме того: днем распутица, а ночью гололед. 4 мая ветер с мелким дождем усилился. Шинели стали тяжелыми, а ноги в ботинках быстро промокли и начали отмерзать. 5 мая ветер достиг ураганной силы и началась снежная вьюга. «Сырое обмундирование и обувь быстро обледенели. Пилотки у многих сдуло ветром, снег слепил глаза, отмерзали уши и носы. Многие без рукавиц несли оружие, железные коробки с минометными минами, с дисками для ручных пулеметов и лентами для станковых. Одни умирали молча. Другие просили товарищей написать их женам и матерям. Иные плакали до последнего вздоха».

Питание и ночлег на местах стоянок не были организованы. Солдаты погибали от холода и голода. "Во главе колонны верхом на коне ехал пожилой комиссар майор Рябов. Озверелые от голода бойцы окружили его и злобно стали требовать, чтобы их накормили. Комиссар слез с коня, снял седло и бросил его в сторону: - Убивайте коня! Вот всё, чем я могу помочь вам! А сам, шатаясь, пошёл дальше пешком. Коня сразу пристрелили и с дракой разорвали тушу на куски. Ели сырое мясо без соли и хлеба. Вьюга бушевала уже третьи сутки. Подразделения дивизии перемешались”. А кошмар продолжался. «Все искали убежища от непогоды. Командиров нет. Ни о какой дисциплине не было и речи. Каждый боролся за свою жизнь. Особенно страшной была ночь 6 на 7 мая. Дорога устлана трупами бойцов. Кое-где в снежных ямах за огромными валунами разожгли костры. Бойцы вокруг них сразу заснули, и огонь никто не поддерживал. А утром вокруг погасших костров лежали заснеженные трупы. В самый пик вьюги 7 мая дивизию повернули обратно по уже пройденной дороге к озеру Порт-Лубол. Возвращались буквально по трупам своих товарищей, так и лежащих на дороге. Едва шевелились умирающие. Но на них уже никто не обращал внимания. Одному из полков авангарда пришлось еще и принять бой.
Пока остальные сражались со снежной бурей, передовые части погибали под огнем немецкой артиллерии. «8 мая вьюга стала затихать. Командующий 14-й армией генерал Щербаков приказал организовать спасательные группы. В их составе были медработники из полевых госпиталей с термосами горячего чая и медикаментами для обмороженных. Подвезли и установили палатки. Затопили переносные чугунные печки. Созданная, в связи с этой трагедией комиссия установила, что личный состав дивизии истощён на 80 процентов и дивизия небоеспособна. Обмороженных, ослепших и тяжелобольных отправили в тыловые госпитали. Часть больных оставили в медсанбате. Во вьюге с 5 по 8 мая 1942 года замёрзли насмерть 484 человека, а 1683 обморозили ноги, руки, лицо, уши. Ещё 196 бойцов погибли в боях с немецкими егерями, 28 пропали без вести и 527 получили ранения. Братские могилы замёрзших затерялись где-то между 25 и 68-м километрами дороги Мишуково-Титовка. Вечный им покой. И укор живым за то, что обрекли павших на забвение. Вернувшись к озеру, дивизия две недели приводила себя в порядок, строила землянки и огневые точки. В Ставку Верховного командования было сообщено, что в связи с таким положением наступление может не иметь успеха. Сам Сталин по телеграфу передал приказ об отмене наступления, отводе дивизии на отдых и усилении. Кто же виноват в трагедии, постигшей 152-ю дивизию на майском марше 1942 года? Было много слухов, что виноваты синоптики, не предсказавшие вьюгу, и что их за это расстреляли. Это неправда. Начальник метеослужбы 14-й армии Дубинов вовремя разослал по всем частям ожидаемый прогноз погоды на первую декаду мая. Но 152-я дивизия в это время была в пути и прогноза не получила. Нашли двух виновников: начальника штаба дивизии полковника Каверина и дивизионного интенданта Обертеньева. Их судил военный трибунал, но не нашёл в их действиях состава преступления и оправдал. Виновными признали необычные условия Заполярья, и все жертвы списали на вьюгу.
Вопреки легенде, дивизия вымерзла не полностью, а потеряла замёршими, убитыми, обмороженными, ослепшими, простуженными более 15 % личного состава. Много солдат скончалось в госпиталях. 152 дивизия стойко выдержала все испытания Великой Отечественной войны, отстояла город Мурманск и Кировскую железную дорогу, участвовала в форсировании рек Северный Донец, Мжа, Днепр, Южный Буг, Днестр освобождает от гитлеровцев города Змиев, Харьков, Новомосковск, Днепропетровск, Нижнеднепровск, Одессу (Украина), Слуцк, Береза (Беларусь), Нарев (Польша) и более 35 других населённых пунктов, участвует в штурме городов Шталлупенен, Гумбиннен, Алленбург, Прейс-Эйслау, Берлин (Германия). Честь и слава воинам, выдержавшим все тяготы войны и победившим фашизм.

Андрей Кузнецов

Аватара пользователя
Сергей Швецов
гвардии старшина
Сообщения: 4068
Зарегистрирован: 23 янв 2013, 00:57
Откуда: г. Заполярный Мурманской области.

Re: 152 стрелковая дивизия

Сообщение Сергей Швецов » 27 сен 2013, 18:41

А вот еще одно упоминание о трагедии 152 дивизии. На этот раз из книги А. А. Киселева "Как жили и сражались мурманчане в войну: менталитет северян в 1941-1945 годах"
«Наша 152-я стрелковая дивизия была сформирована в городе Красноуфимске в ноябре—декабре 1941 года. Ее укомплектовали в основном из воинов, лечившихся в госпиталях.
В начале 1942 года дивизия закончила формирование и была передислоцирована в район городов Вологда — Сокол. А весной 1942 года была переведена в распоряжение командующего Карельским фронтом. В районе города Кеми, где мы стояли в лесу, перед праздником 1 Мая нас переодели в летнюю форму.
Комиссар нашей 134-й отдельной зенитно-артиллерийской батареи, входившей в состав 152-й стрелковой дивизии, Онищенко приказал построить в лесу трибуну для митинга в честь Первомая. Но торжеству не суждено было свершиться. Объявили тревогу. Мы получили приказ немедленно отправиться на станцию для погрузки в эшелон. Куда мы должны следовать, никто не говорил.
В 23 часа 30 апреля тронулись в путь. Солдаты и сержанты имели винтовки, офицеры — пистолеты. Пушки, боеприпасы, кухни, продовольствие должны были прибыть позже другими эшелонами. Праздник встретили под стук колес».
В первых числах мая 1942 года дивизия прибыла в Мурманск и двинулась (голодная и необстрелянная, в летнем обмундировании и с новыми командирами) на фронт. Вот дальнейшая история, описанная взводным командиром Черемисиным:
«...Мы продолжали идти вперед.
Первое падение солдата в нашей колонне. Мы сняли с него вещевой мешок, винтовку, двое других взяли его под руки. Потом упал второй, третий... Обстановка осложнилась до предела.
Комиссар Онищенко приказал сделать остановку, вызвал командиров на совет: что делать? Остановиться — значит погибнуть. Позади пятьдесят километров пути в пургу, несколько суток без пищи. Решили: несмотря на усталость, двигаться дальше.
Достигли, наконец, 49-го километра. Справа у дороги увидели столб. Он торчал из-под снега примерно на метр.
Мы сошли с дороги вправо, к склону сопки, покрытой лесом. Дальнейшее движение было бессмысленным: шинели обледенели, а пурга не унималась.
Было решено сделать привал, попытаться отогреть людей.
Как командир 1-го огневого взвода, я являлся одновременно заместителем командира батареи. Взял с собой командира орудия сержанта Чекалова и пошел с ним в лес на поиски подходящего места для отдыха. Там мы нашли несколько укрытий из плащ-палаток: видимо, впереди идущие подразделения делали здесь привал. В них можно было залезть, но мы поняли: в мокрой шинели застынешь через полчаса. Поэтому я сразу же отказался от этих укрытий. Но где же спрятаться от жгучего ветра?
Вдруг мой сержант говорит: "Под ногами — дверь". Мы разгребли снег. Это была землянка — наша спасительница. Вошли. Направо и налево — настилы из жердей. Посредине железная бочка-печь.
Мы быстро вернулись к батарейцам и завели всех их в эту землянку. Радости не было предела.
Раскопали снег, нашли выход трубы. Наломали сучьев и разожгли печь. Разделись до нижнего белья и начали по очереди сушить одежду. Самое страшное для нас миновало. Это было пятого или шестого мая 1942 года.
Но сколько ни сиди, сколько ни сушись, а надо что-то делать. Приняли решение: добровольцам пойти по дороге назад в сторону Мурманска, встретить кухню. Подобрали ребят покрепче. Старшим назначили командира орудия моего взвода сержанта Чекалова. Переодели их во все сухое, вплоть до портянок. И они ушли.
Мы просушили одежду и собрались двигаться дальше: приказ надо выполнять, идти дальше к линии фронта.
Не успели собраться, как вернулась наша группа. Она доложила: встретили начальника политотдела, он приказал: "Движение прекратить, спасать людей любыми средствами". Так мы остались в землянке.
Запомнился такой случай. Слышим, кого-то вталкивают в нашу землянку, а он сопротивляется. Потом дает длинную очередь из автомата. Хорошо еще, что пули пошли в потолок: он был вне себя. Его схватили, отняли у него автомат. Раздели до нижнего белья, уложили спать».

За источник взята статья из газеты "полярная правда" от 19 июля 1988 г. (Название статьи не указано)
Там, где ступает гвардия, — враг не устоит...

Не получается спросить на форуме? Жду на "Одноклассниках"!

Аватара пользователя
Сергей Швецов
гвардии старшина
Сообщения: 4068
Зарегистрирован: 23 янв 2013, 00:57
Откуда: г. Заполярный Мурманской области.

Re: 152 стрелковая дивизия

Сообщение Сергей Швецов » 15 окт 2013, 00:26

Случайно, на форуме блокгауз увидел этот наградной. Можно только догадываться, какие недочеты устранял лейтенант Савченко....
савченко1.jpg
савченко1.jpg (139.84 КБ) 21159 просмотров
савченко2.jpg
савченко2.jpg (217.39 КБ) 21159 просмотров
Там, где ступает гвардия, — враг не устоит...

Не получается спросить на форуме? Жду на "Одноклассниках"!

Аватара пользователя
Сергей Швецов
гвардии старшина
Сообщения: 4068
Зарегистрирован: 23 янв 2013, 00:57
Откуда: г. Заполярный Мурманской области.

Re: 152 стрелковая дивизия

Сообщение Сергей Швецов » 27 ноя 2013, 23:24

на просторах нашел еще одно упоминание о апрельско-майской беде дивизии

Воспоминания С.И. Пересадько. 1978г.
http://terny.ucoz.ru/news/ne_vse_pro_vs ... -01-04-367


Карельский фронт

В январе 1942 года 480 полк, среди других и наша батарея, получили пополнение, а мне доверили отобрать у батарею лучших и подготовленных бойцов.
Прибыли также командиры взводов и заместители командиров батареи ...

Совместно начали учения подразделений. Никакого оружия или материальной части не было. Пришлось заказать на заводе макет пушки, наделать деревяных винтовок и гранат и с ними проводить обучение солдат и сержантов.
.
В начале февраля, весь личный состав, в том числе и офицеры, получили зимнее обмундирование: валенки, шапки, шерстяные подшлемники и теплое белье.
. 11 февраля брибыл из больницы и принял командование батареей старший лейтенант Самборский, а на следующий день, получив на станции, батареи, две кухни, мы в составе полка двинулись на запад, и в городе Сокол Вологодской области получили четыре пушки, карабины, боезаряды и лошадей .

. В марте, дивизия загрузилась в эшелон и вскоре была направлена ​​в район г. Кемь, на Беломорье, где вошла в состав Карельского фронта. В конце апреля пришел приказ сдать зимнее обмундирование и получить летнее. Мы его выполнили, а нас железной повезли дальше , на север, и 1 мая 1942 высадили в Мурманске.
Через день переправились через залив, в район северо-западнее Мурманска, а в это время значительно похолодало и пошел снег.
.
В направлении полуострова Рыбачий, где за рекой Западная Лица проходил передний край, и там, нам нужно было занять оборону (это 60 - 70 км от Мурманска), где шла единственная дорога, которую постоянно прочищали дорожные отряды. По обе стороны дороги были снежные заносы высотой 1,5 - 2,5 метра.
Только мы вышли к линии фронта, как поднялась метель и дорогу занесло снегом. Транспортные машины тыловых подразделений полка и дивизии застряли, к переднему краю дошла лишь пехота и артиллерия на коннной тяге.
/
Мороз становился все сильнее, метель также, и люди в летних мундирах, стали замерзать, едва не сходить с ума и стали совсем неуправляемыми. Многие ослепли от снега и их приходилось вести на веревке.
.
В этом районе в обороне стояла десятая стрелковая дивизия, в подразделениях которой были теплые палатки с печками. Но кто-то распустил слух, что наши бойцы болеют чумой, и нас даже близко не подпускали к этим палаткам, но можно было спасти много жизней.
.
И вот наша дивизия в количестве 13 тысяч человек, так и не приняв бой, стала совсем не боеспособной. Замерзло более 800 человек. Тысячами обледенелых и больных были забиты госпитале Мурманска и других близлежащих городов.

К счастью, наша батарея потерь не понесла. Мы успели дойти до переднего края и для себя и лошадей сделали навесы, которые сразу замело снегом. Люди оставались в снежных заносах и спаслись те, кто рядом был с лошадьми. Хорошо, что у нас был сухой паек и несколько мешков сухарей, чем и питались.
А за несколько дней, когда метель закончилась, мы, вооружившись шесть-щупами, отыскивали под снегом тех людей и лошадей, которые остались живыми, и нередко было поздно.
.
Трагедия, которая произошла из 152 дивизией, дошла до Ставки, нас сняли с фронта и отправили для приведения в порядок в район станции Лоухи (южнее Кандалакши) ... "
взято тут
Там, где ступает гвардия, — враг не устоит...

Не получается спросить на форуме? Жду на "Одноклассниках"!

Дьяконова Ольга
гвардии рядовой
Сообщения: 16
Зарегистрирован: 01 апр 2013, 21:11

Re: 152 стрелковая дивизия

Сообщение Дьяконова Ольга » 30 мар 2016, 15:55

Нет на просторах России ни одного населенного пункта, откуда бы ни уходили на фронт солдаты. Уходили они и из Красноуфимска – свыше 23 тысяч человек, а не вернулось с войны более семи тысяч солдат, из них более трёх тысяч пропали без вести. В 1941-1942 годах на территории города Красноуфимска и Красноуфимского района Свердловской области формировались пять дивизий: 82-я кавалерийская дивизия и четыре стрелковые - 152-я (второе формирование), 221-я, 284-я (второе формирование) и 140-я (переформирование).
152-я (первое формирование) сильно пострадала за город Смоленск и в боях за Москву. Поредевшая дивизия прибыла на переформирование в наш город. Во исполнение директивы Военного Совета Уральского военного округа от 18 декабря 1941 года. Местом дислокации дивизии при формировании был выбран город Красноуфимск Свердловской области и Красноуфимский район с населенными пунктами – Крылово, Криулино, Нижняя Сарана. В состав т дивизии входили: стрелковые полки№№ 48о,544,646; артиллерийский полк №333; минометный дивизион №125; истребительно-противотанковый дивизион №257; саперный батальон №228; батальон связи №220; учебный батальон; медико-санитарный батальон №274; мотострелковая разведывательная рота № 102; зенитная батарея №134; штабная батарея начальника артиллерии дивизии;.рота химической защиты №212; авторота подвоза №200; полковая хлебопекарня №443; ветеринарный лазарет №908. Общая численность дивизии составила 11371 человек. В начале февраля 1942г дивизию инспектировал Маршао Советского Союза, Председатель Комитета обороны при СНК СССР К.Е. Ворошилов, который дал высокую оценку её укомплектованности. 15 февраля дивизия выбыла по железной дороге в город Сокол Вологодской области, где 6 марта вошла в состав 58-й резервной Армии В конце марта дивизия выбыла по железной дороге в распоряжение командующего Карельским фронтом генерал-лейтенанта В.А. Фролова. Начальником штаба дивизии с 30.12.1941 года по 29.06.1942 года был подполковник Алексей Григорьевич Каверин; заместителем командира дивизии по политической части с декабря 1941года по 12 ноября 1942 года был полковой комиссар Михаил Иосифович Иванов.
… Карельский фронт. ( апреля 1942 года дивизия сосредоточилась в районе города Кемь, находясь во втором эшелоне войск 26-й армии, где продолжала совершенствовать свою боеву. Подготовку применительно к суровым условиям Заполярья.
Председатель Мурманской секции Советского комитета ветеранов войны В. Загребин в мурманской газете «Полярная Правда» от 19. Июля 1988года писал о трагедии, разыгравшейся в мае 1942 года: «Об этой трагедии приходилось слышать ещё в годы войны. Но потом о ней долгие годы молчали».
… Из сообщения члена Военного Совета Карельского фронта корпусного комиссара А.С. Желтова: «С целью наращивания удара командующий армией ввел в действие свой резерв – 152-ю стрелковую дивизию. Но она до переднего края не дошла. 2 мая резко изменилась погода, повалил снег, началась пурга. Наступательная операция не удалась и на этом направлении».
Что же произошло? Директивой Ставки ВГК от 27 марта 1942года командующему Карельским фронтом было приказано подготовить и провести наступательные операции на Мурманском, Кандалакшском и Кестеньгском направлениях группировки немецко-фашистских войск на Севере «с целью усиления обороны порта Мурманска, Мурманской и Обозерской железных дорог». Сегодня те планы известны – связать противника боевыми действиями и не дать возможности фашистскому командованию перебросить свои войска и технику под Ленинград, Москву, на другие южные направления.
В воспоминаниях А.С. Желтова, командующего 14-й армией генерал-лейтенанта В.И. Щербакова, бывшего командира полка 10-й гвардейской стрелковой дивизии, впоследствии командира 14-й стрелковой дивизии генерал-лейтенанта Х.А.Худалова, говорится об ухудшении погоды в районе боевых действий, других подробностей о той трагедии 152-й стрелковой дивизии пока нет. В чем причина выведения крупного соединения из состава армии? Попытки найти хотя бы одного очевидца долгое время не удавалось.

Дьяконова Ольга
гвардии рядовой
Сообщения: 16
Зарегистрирован: 01 апр 2013, 21:11

Воспоминание ветеранов этой дивизии – Я.Н. Черемисина

Сообщение Дьяконова Ольга » 30 мар 2016, 17:41

….Письмо пришло из Херсона. Вот что рассказал об этих событиях ветеран войны Я.Н. Черемисин: «Наша 152-я стрелковая дивизия была сформирована в городе Красноуфимске в ноябре-декабре 1941года. Её укомплектовали. В основном, из воинов, лечившихся в госпиталях. В начале 1942 года дивизия закончила формирование и была передислоцирована в район городов Вологда – Сокол. А весной 1942 года переведена в распоряжение командующего Карельским фронтом. В районе города Кеми, где мы стояли в лесу, перед праздником 1-е Мая нас переодели в летнюю форму.
Онищенко, комиссар нашей 134-й отдельной зенитно-артиллерийской батареи, входящей в состав 152-й стрелковой дивизии, приказал построить в лесу трибуну для митинга в честь Первомая. Но торжеству не суждено было свершиться. Объявили тревогу. Мы получили приказ немедленно отправиться на станцию для погрузки в эшелон. Куда мы должны следовать, никто не говорил. В 23 часа 30 апреля тронулись в путь. Солдаты и сержанты имели винтовки, офицеры – пистолеты. Пушки, боеприпасы, кухни, продовольствие должны были прибыть позже, другими эшелонами. Праздник встретили под стук колёс. Поезд шел быстро. И утром 2 мая наш эшелон прибыл на станцию Кола. Вскоре нас переправили на другой берег реки.
Предстоял марш. Но нам почему-то не выдали сухой паёк, хотя люди сутки ничего не ели. Я был командиром первого огневого взвода, вторым командовал лейтенант Корниенко, третьим взводом – лейтенант Аверьянов. Построили в колонну. И перед началом движения комиссар батареи Онищенко объявил: завтрак будет на 5-м километре. Мы двинулись в поход. Но начался дождь и, когда мы дошли до 5-го километра, шинели наши промокли. Сделали короткий привал, ждали кухню. Но комиссар вскоре объявил: завтрака не будет. Ветер усилился. Вместо дождя посыпал снег. Двигаться по дороге – узкой и скользкой – стало еще труднее. Ее заметало и заметало. На обочинах, в канавах мы проваливались в снег уже по колено. Люди выбивались из сил. Комиссар объявил, что пойдем без остановок, наше спасение – в движении. И мы, не смотря на большую усталость, шли, шли… Потом все же сделали небольшую остановку. Попытались снять шинели, чтобы выкрутить их от воды. Костра разжечь не удалось. Наконец достигли 25-го километра. Слева увидели землянки. Но туда нас не пустили. Поступил приказ: следовать на 49-й километр.
И тут опять пошел дождь, вскоре он сменился снегом. Похолодало. Наши шинели стали покрываться льдом. Слипались ресницы, а руки были заняты. Наступил самый тяжёлый период нашего пути. Мы совсем ослабли. Даже о пище не говорили. Вместе с комиссаром я шел впереди колонны. Вдруг видим: навстречу нам идет солдат, расставив руки по сторонам. Мы поняли: он ничего не видит. Остановили его, он стал спрашивать: куда идти. Пурга усиливалась. Казалось, ей не будет конца. Шли молча. Слева от дороги увидели группу солдат. Сделали короткую остановку, и я спросил разрешения у комиссара пойти узнать, почему они стоят. И вот что я увидел: в кругу стояла лошадь. Она дрожала. Не успела опуститься на передние ноги, как на нее набросились стоявшие вокруг и тут же разорвали на куски. «Какая сила голода», - подумал я. Это зрелище и сейчас перед моими глазами.
Генерал – полковник А.С.Желтов в своих воспоминаниях пишет, что всякое передвижение по дороге прекратилось. Нет, мы продолжали идти вперёд. Первое падение солдата в нашей колонне. Мы сняли с него вещевой мешок, винтовку, двое других взяли его под руки. Потом упал второй, третий… Обстановка осложнилась до предела. Комиссар Онищенко приказал сделать остановку, вызвал командиров на совет, что делать? Остановиться – значит погибнуть.
Позади около 50 километров пути в пургу, несколько суток без пищи. Решили: несмотря на усталость, двигаться дальше. Достигли. Наконец 49-го километра. Справа у дороги увидели столб. Он торчал из-под снега примерно на метр. Мы сошли с дороги вправо, к склону сопки, покрытой лесом. Дальнейшее движение было бессмысленным: шинели обледенели, а пурга не унималась. Было принято решение сделать привал, попытаться отогреть людей.
Как командир 1-го огневого взвода я являлся одновременно заместителем командира батареи. Взял с собой командира орудия сержанта Чекалова и пошел с ним в лес на поиски подходящего места для отдыха. Там мы нашли несколько укрытий из плащ-палаток: видимо. Впереди идущие подразделения делали здесь привал. В них можно было залезть, но мы поняли: в мокрой шинели застынешь за полчаса. Поэтому я сразу же отказался от этих укрытий. Но где же спрятаться от жгучего ветра?
Вдруг мой сержант говорит: «Под ногами – дверь». Мы разгребли снег. Это была землянка – наша спасительница. Вошли. Направо и налево - настилы из жердей. Посередине железная бочка- печь. Мы быстро вернулись к батарейцам и завели их всех в землянку. Радости не было предела. Распахали снег, нашли выход трубы. Наломали сучьев и разожгли печь. Разделись до нижнего белья и начали по очереди сушить одежду. Самое страшное для нас миновало. Это было 5 или 6 мая 1942 года.
Но сколько ни сиди сколько ни сушись, а надо что-то делать. Приняли решение: добровольцам пойти назад по дороге в сторону Мурманска, встретить кухню. Подобрали ребят покрепче. Старшим назначили командира орудия моего взвода сержанта Чекалова. Переодели их во все сухое, вплоть до портянок. И они ушли.
Мы пересушили всю одежду и собрались двигаться дальше: приказ надо выполнять, идти дальше к линии фронта. Не успели собраться, как вернулась наша группа. Она доложила: встретили начальника политотдела, он приказал: №Движение прекратить, спасать людей любыми средствами». Так мы остались в землянке. Запомнился такой случай. Слышим, кого-то вталкивают в нашу землянку, а он сопротивляется. Потом дает длинную очередь из автомата. Хорошо еще, что пули пошли в потолок, он был вне себя. Его схватили, отняли у него автомат. Раздели до нижнего белья, уложили спать. Интересная деталь. Когда солдат проснулся, неожиданно признал в своем спасителе – сержанте Чекалове – своего одноклассника.
7 мая 1942 года пурга утихла. Небо очистилось. В районе 49-го километра прибыла оперативная группа штаба дивизии. Я пошел узнать обстановку. Но они ничего ещё не знали о местах пребывания подразделений. Больше спрашивали, что мы делали эти дни.
Когда вернулся к землянке, то увидел кухню: в котле кипела вода. Сколько было радости! Солдаты стояли вокруг нее со слезами на глазах. Оказывается, повар уже несколько дней кипятил воду в надежде получить команду начать варить обед, но никто ее ему не давал. Сначала было принято решение дать каждому по кружке кипятку. Но вскоре решили иначе – лучше сварить жидкую кашу. Люди стояли вокруг кухни, ждали. Но мы не были кверены, что они смогут выдержать. Тогда комиссар взял черпак, сел на ящик передка кухни рядом с котлом, чтобы охранять его, и сидел до тех пор, пока не сварилась каша. И я, грешный, тоже стоял и смотрел, как идет пар из котла…
В заключение своих воспоминаний генерал – полковник А.С. Желтов писал: « … Анализируя причины неудач, Военный Совет фронта выявил ряд недостатков в организации, в руководстве боевыми действиями со стороны отдельных командиров. И все же главной причиной была погода. Много бойцов обморозилось. Глубина сугробов местами доходила до двух-трех метров. 6 мая мне с группой командиров довелось пешком возвращаться с переднего края. 25 километров мы одолели за 8 часов, окончательно выбившись из сил.

Дьяконова Ольга
гвардии рядовой
Сообщения: 16
Зарегистрирован: 01 апр 2013, 21:11

Re: 152 стрелковая дивизия

Сообщение Дьяконова Ольга » 10 апр 2016, 13:22

Сергей, добрый день! Я нашла, что обозначает три тройки в биографии отца. Это, когда отец уходил на фронт из Красноуфимска, он был в составе артиллерийского полка №333, который входил в состав 152 стрелковой дивизии (второго формирования) В составе той дивизии ещё были: стрелковые полки№№ 48о,544,646; минометный дивизион №125; истребительно-противотанковый дивизион №257; саперный батальон №228; батальон связи №220; учебный батальон; медико-санитарный батальон №274; мотострелковая разведывательная рота № 102; зенитная батарея №134; штабная батарея начальника артиллерии дивизии;.рота химической защиты №212; авторота подвоза №200; полковая хлебопекарня №443; ветеринарный лазарет №908. Общая численность дивизии составила 11371 человек. В начале февраля 1942г дивизию инспектировал Маршал Советского Союза, Председатель Комитета обороны при СНК СССР К.Е. Ворошилов, который дал высокую оценку её укомплектованности. 15 февраля дивизия выбыла по железной дороге в город Сокол Вологодской области, где 6 марта вошла в состав 58-й резервной Армии В конце марта дивизия выбыла по железной дороге в распоряжение командующего Карельским фронтом генерал-лейтенанта В.А. Фролова. Начальником штаба дивизии с 30.12.1941 года по 29.06.1942 года был подполковник Алексей Григорьевич Каверин; заместителем командира дивизии по политической части с декабря 1941года по 12 ноября 1942 года был полковой комиссар Михаил Иосифович Иванов.
… Карельский фронт. ( апреля 1942 года дивизия сосредоточилась в районе города Кемь, находясь во втором эшелоне войск 26-й армии, где продолжала совершенствовать свою боевую подготовку применительно к суровым условиям Заполярья.
Председатель Мурманской секции Советского комитета ветеранов войны В. Загребин в мурманской газете «Полярная Правда» от 19. Июля 1988года писал о трагедии, разыгравшейся в мае 1942 года: «Об этой трагедии приходилось слышать ещё в годы войны. Но потом о ней долгие годы молчали».

Трагедия 152 стрелковой дивизии.
3 мая 1942 года – в ходе Мурманской наступательной операции начались события, приведшие к трагическим последствиям для 152-й стрелковой дивизии.
Заполярная погода заставила бойцов 152-й стрелковой дивизии бороться за выживание.
Фото: http://www.mrduke.ru/
Собственно, сами события заключались в том, что пошел дождь – казалось бы что особенного? Но в итоге атмосферные осадки привели к многочисленным человеческим жертвам.
Началось все с того, что Ставка Верховного Главнокомандования обязала командующего Карельским фронтом провести наступательную операцию на Мурманском направлении «с целью усиления обороны порта Мурманска и железной дороги». Командующий фронтом, в свою очередь, поставил перед 14-й армией еще более сложную задачу: за 10 суток разгромить противника в районе Западной Лицы и отбросить его за линию государственной границы. Были у этой операции и другие цели – поддержать общее контрнаступление Красной Армии и нанести упреждающий удар по германским войскам, готовившимся осуществить операцию «Ловля лосося».
Мурманская наступательная операция началась 28 апреля. В губе Большая Западная Лица кораблями Северного флота был высажен морской десант бойцов 12-й бригады морской пехоты численностью более 6200 человек. К исходу первых суток операции десантники заняли плацдарм глубиной до 5 километров и по фронту до 7 километров. В последующие дни продвижение десантников составило до 11 километров, но выполнить основную задачу и перерезать основную магистраль снабжения врага — автодорогу Мишуково-Титовка десант не сумел. Противник крайне упорно оборонялся. Быстро подтянул дополнительные силы и непрерывно контратаковал, захватив инициативу в свои руки. На сухопутном участке войска 14-й армии с большими потерями атаковали укрепленные узлы обороны врага, местами вклинившись на 6 километров. Выявилась неспособность артиллерии и авиации разрушить капитальные укрепления немцев. Движение на узких дорогах сразу оказалось затруднено, а зачастую парализовано. Немецкая авиация, хотя и не имела численного превосходства, действовала очень активно и обеспечила надежное прикрытие своих войск, а также максимально затруднила снабжение и атаки советских войск.
В Кеми находилась 152-я резервная стрелковая дивизия. 30 апреля ее воинов переодели в летнее обмундирование и отправили в 14-ю армию. 3 мая 1942 года пошел дождь, который постепенно сменился снежной пургой. Наступившая непогода заставила обе воюющих стороны прекратить боевые действия. Началась борьба за выживание бойцов. Метеорологи 14-й армии предупреждали командование о резкой смене погоды, но руководство 152-й дивизии этого прогноза не получило и погнало части дивизии к линии фронта. К вечеру 5 мая северный ветер с пургой усилился, шинели у бойцов и офицеров покрылись ледяной коркой - к тому же ни обед, ни ужин частям дивизии поданы не были, поскольку кухни остались на другом берегу залива. Ночью с 5 на 6 мая снежный буран превратился в снежную бурю, тяжелый мокрый снег завалил дорогу, бойцы, голодные, вымотавшиеся сверх меры, падали на ходу. Днем 6 мая части дивизии достигли назначенных рубежей - и остановились. Машины, лошадей с повозками и бойцов, буквально, заносило снегом. Обессиленные люди, голодные, промерзшие, без сил рухнувшие на землю, довольно быстро погибали от переохлаждения - потери дивизии в этот день замерзшими составили 484 человека, 1683 человека получили обморожения различной степени тяжести. Такая же участь постигла и 12-ю бригаду морской пехоты Северного флота.
Пурга бушевала трое суток. 10 мая Военный Совет Карельского фронта осмелился доложить Сталину о катастрофе 14-й армии и, с его согласия, 11 мая 1942 года наступление было прекращено.

Воспоминания С.И. Пересадько. 1978г.
http://terny.ucoz.ru/news/ne_vse_pro_vs ... -01-04-367
Карельский фронт
В январе 1942 года 480 полк, среди других и наша батарея, получили пополнение, а мне доверили отобрать у батарею лучших и подготовленных бойцов.
Прибыли также командиры взводов и заместители командиров батареи ..
Совместно начали учения подразделений. Никакого оружия или материальной части не было. Пришлось заказать на заводе макет пушки, наделать деревяных винтовок и гранат и с ними проводить обучение солдат и сержантов.
В начале февраля, весь личный состав, в том числе и офицеры, получили зимнее обмундирование: валенки, шапки, шерстяные подшлемники и теплое белье.
. 11 февраля прибыл из больницы и принял командование батареей старший лейтенант Самборский, а на следующий день, получив на станции, батареи, две кухни, мы в составе полка двинулись на запад, и в городе Сокол Вологодской области получили четыре пушки, карабины, боезаряды и лошадей .
. В марте, дивизия загрузилась в эшелон и вскоре была направлена в район г. Кемь, на Беломорье, где вошла в состав Карельского фронта. В конце апреля пришел приказ сдать зимнее обмундирование и получить летнее. Мы его выполнили, а нас железной повезли дальше , на север, и 1 мая 1942 высадили в Мурманске.
Через день переправились через залив, в район северо-западнее Мурманска, а в это время значительно похолодало и пошел снег.
В направлении полуострова Рыбачий, где за рекой Западная Лица проходил передний край, и там, нам нужно было занять оборону (это 60 - 70 км от Мурманска), где шла единственная дорога, которую постоянно прочищали дорожные отряды. По обе стороны дороги были снежные заносы высотой 1,5 - 2,5 метра.
Только мы вышли к линии фронта, как поднялась метель и дорогу занесло снегом. Транспортные машины тыловых подразделений полка и дивизии застряли, к переднему краю дошла лишь пехота и артиллерия на коннной тяге.
Мороз становился все сильнее, метель также, и люди в летних мундирах, стали замерзать, едва не сходить с ума и стали совсем неуправляемыми. Многие ослепли от снега и их приходилось вести на веревке.
В этом районе в обороне стояла десятая стрелковая дивизия, в подразделениях которой были теплые палатки с печками. Но кто-то распустил слух, что наши бойцы болеют чумой, и нас даже близко не подпускали к этим палаткам, но можно было спасти много жизней.
И вот наша дивизия в количестве 13 тысяч человек, так и не приняв бой, стала совсем не боеспособной. Замерзло более 800 человек. Тысячами обледенелых и больных были забиты в госпитале Мурманска и других близлежащих городов.
К счастью, наша батарея потерь не понесла. Мы успели дойти до переднего края и для себя и лошадей сделали навесы, которые сразу замело снегом. Люди оставались в снежных заносах и спаслись те, кто рядом был с лошадьми. Хорошо, что у нас был сухой паек и несколько мешков сухарей, чем и питались.
А за несколько дней, когда метель закончилась, мы, вооружившись шесть-щупами, отыскивали под снегом тех людей и лошадей, которые остались живыми, и нередко было поздно.
Трагедия, которая произошла со 152 дивизией, дошла до Ставки, нас сняли с фронта и отправили для приведения в порядок в район станции Лоухи (южнее Кандалакши) ... "

Аватара пользователя
Михаил Шемяков
гвардии сержант
Сообщения: 1110
Зарегистрирован: 20 май 2013, 22:36
Откуда: Сыктывкар

Re: 152 стрелковая дивизия

Сообщение Михаил Шемяков » 12 окт 2016, 20:52

В своих воспоминаниях командарм Щербаков В.И. размышляет о причинах трагедии 152 сд. Ниже приведу выдержки из его книги "Заполярье - судьба моя".

О 152-й стрелковой дивизии мне стало известно следующее: сформирована в феврале 1942 года на территории Уральского военного округа; в марте была включена в 58-ю резервную армию, где получила новую боевую технику; на основании директивы Ставки Верховного Главнокомандования № 170184 от 23.03.42 была переподчинена командующему Карельским фронтом и сосредоточена в районе городка Кемь, населенного пункта Рабочеостровск; с 9 апреля 1942 года вошла в состав 26-й армии этого же фронта.

Днепропетровская Краснознаменная ордена Суворова II-й степени 152-я стрелковая дивизия прошла славный боевой путь, который начался в Заполярье, и начался трагически.

В Заполярье в апрельско-майской операции дивизия не изведала боев с врагом. Не пришлось ее воинам показать свою ненависть к захватчикам, силу, мужество и многие великолепные качества советских людей уральской закалки. Но солдаты и командиры 152-й стрелковой дивизии стремились грудью сойтись с врагом. Это была их святая цель. А впереди - их первый бой. Они шли к врагу, преодолевая за Кольским заливом необычайной силы снежный ураган. Шли, изнемогая от лютой стужи, падая и поднимаясь, чтобы снова идти к линии фронта.

Это было неожиданное для них суровое испытание. Ко всему были готовы эти мужественные люди. Но только не к этому. В неожиданности случившегося, в беззащитности перед стихией, в противоестественности происходившего заключалось нечто более суровое, более тяжелое, чем смертный бой с ненавистным врагом. Здесь у воинов страдала не только человеческая плоть, но и душа.

Много лет спустя, когда трудящиеся города Мурманска и области торжественно и радостно отмечали юбилейные даты освобождения Советского Заполярья от гитлеровских захватчиков, в Мурманск приезжали некоторые ветераны 152-й стрелковой дивизии. Приезжали, чтобы встретиться с ветеранами боев в Заполярье в 1942 году. Их влекло не простое любопытство, а неистребимое желание рассказать о себе, о дальнейшем после Заполярья боевом пути дивизии. А путь 152-й стрелковой дивизии был поистине героический.

Мне понятны были желания ветеранов дивизии. В рассказах о боевых делах на 1-м и 3-м Белорусских, на 1-м Украинском фронтах они не скрывали своего стремления дать понять: не случись этого несчастья, дивизия с честью выполнила бы поставленную задачу и в Заполярье. Командующий 14-й армией в ней бы не ошибся.

Меня до глубины души трогали эти бесхитростные, лишенные и тени бахвальства рассказы о боевых давно минувших днях.

Трагедия в Заполярье не сломила их волю, мужество, стойкость, не повлияла и на их боевую выучку. Из неудачи в начале боевого пути командование и личный состав дивизии сделали правильные выводы и доказали это в многочисленных сражениях Великой Отечественной войны.

Вместе с тем в словах ветеранов 152-й стрелковой дивизии звучала твердая уверенность в том, что трагедии можно было избежать. Стоило лишь тем, кто отправлял дивизию в Мурманск, подумать о том, с чем прежде всего могут встретиться части на Севере. Ведь дивизия следовала не просто на фронт, а на фронт в Заполярье.

Откровенно признаюсь, такое суждение мне было не только понятным, я разделял его полностью. В изданных воспоминаниях некоторых военачальников о боях в Заполярье, говорили мои гости, апрельско-майская операция изложена недопустимо кратко, без желания сказать правду. А операция стоила того, чтобы о ней написать подробно, чтобы о ней поглубже поразмыслить.

В ранних публикациях быстрых на перо авторов встречается немало разноречивых утверждений. По одним публикациям, буран начался 5 мая и длился шесть часов. По другим - соответственно 3 мая и трое суток. Одни утверждали, что 152-я дивизия была в резерве командарма с начала операции и находилась в 30 километрах от переднего края. Другие - что лишь 30 апреля она выехала в Мурманск с железнодорожной станции Кемь и, следовательно, в резерве быть не могла.

О потерях личного состава дивизии в результате снежной пурги везде какое-то стыдливое умалчивание. И лишь в книге Г. Н. Куприянова "Во имя победы" сказана частица правды: три человека погибли, 1200 человек рядового и командного состава пришлось госпитализировать. Мы были счастливы, говорили ветераны, если бы дивизия отделалась так легко.

Но в одном авторы воспоминаний были единодушны. Снежную бурю все в один голос называли явлением "непредвиденным". Так ли это?

Ветераны дивизии с таким утверждением не согласны. Это лишь удобное словцо, освобождающее от необходимости объективно проанализировать одну из серьезных трагедий, происшедших ходе войны из-за преступной халатности своих же людей.

Данные о боевом пути этой славной мужественной дивизии получил много позже из рук бывшего начальника штаба 152-й стрелковой дивизии полковника в отставке Александра Меркуловича Столярова, жившего тогда в Ленинграде. Он был назначен и эту должность после всех тех трагических событий в июне 1942 года, вместо снятого с должности начальника штаба полковника Kаверина.

Как хорошо, что живут не безразличные к прошлому люд тем более к такому критическому периоду в жизни нашей Родины каким была Великая Отечественная война. Скрупулезно и с некой степенью достоверности Александр Меркулович описал боевые действия дивизии. С какой любовью он вспоминает рядовых, сержантов, офицеров и генералов, мужественно, не жалея жизни, выполнявших свой воинский долг. Дивизия подарила советскому народу 18 Героев Советского Союза.

Такой начальник штаба, думалось мне, с предельной ответственностью встретил бы приказ на переброску дивизии в Заполярье. Убежден, прежде всего немедленно постарался бы по телефону или по телеграфу справиться в штабе 14-й армии о том, не перешли ли войска армии на летнюю форму одежды. Им-то лучше знать, когда в Заполярье принято это делать.

Город Мурманск от населенного пункта Рабочеостровск, района расположения 152-й дивизии, удален строго на север на 400 километров. Должен же был это учитывать начальник штаба дивизии полковник Каверин, несший ответственность за подготовку частей дивизии к транспортировке по железной дороге и пешему маршу по тундре Кольского полуострова?

Обеспечение частей на марше горячей пищей - мероприятие главное среди самых насущных в армейской жизни, тем более в боевых условиях. Мимо него никогда не пройдет хороший начальник штаба. Ведь достаточно было полковнику Каверину взглянуть на топографическую карту маршрута, чтобы понять его необычайную сложность. Марш полнокровной дивизии по одной дороге по безлесной тундре!? На сколько же километров может растянуться колонна дивизии? Какие гарантии того, что на дороге не произойдут аварии и пробки? Следовательно, кроме качественного технического обслуживания необходима своя хорошо продуманная "кухонная стратегия", обязательно предусматривающая опережение кухнями движущихся частей. В этой стратегии все важно, в том числе забота о постоянном запасе дров при кухнях и всего, что необходимо для быстрого их горения.

Среди большого числа обязательных мероприятий, о которых должен был бы подумать начальник штаба дивизии полковник Каверин, конечно, были такие, которые требовали решения командующего 26-й армией генерал-майора Н. Н. Никишина и начальника штаба армии полковника М. И. Малицкого. Одним из них был переход на летнюю форму одежды. Не поступи командование 26-й армией необдуманно в этом вопросе - и все могло повернуться по-другому в борьбе с разбушевавшейся стихией.

Любопытно, что полковника Малицкого не назовешь новичком в Заполярье. Он был начальником штаба 14-й армии, правда, лишь два месяца - с 23 августа по 20 октября 1941 года. Но природе Заполярья хватит и двух месяцев, чтобы показать, на что она способна.

Вызывает удивление позиция в этом вопросе командующего 26-й армией генерала Н. Н. Никишина. Имея за спиной богатый опыт боевых действий в Заполярье, в том числе в финской войне, он не счел возможным побеседовать с командным составом дивизии и, в любой приемлемой для себя форме, изложить им все, что необходимо знать частям на марше, осуществляемом по единственной дороге, и в обстановке боя, начатого с ходу.

Такая встреча была бы одновременно указанием, советом военачальника, отлично знающего Заполярье, и отеческим напутствием воинам, идущим в бой.

Судя по тому, что личный состав дивизии не представлял себе условий боевых действий в Заполярье и был отправлен весной на Крайний Север в летнем обмундировании, нетрудно догадаться, чем руководствовались при этом генерал Никишин и полковник Малицкий: с глаз долой - из сердца вон. Барские замашки, безразличие к судьбам солдат и офицеров никогда не проходили бесследно и всегда оборачивались на войне трагедиями.
Изображение
Изображение

Аватара пользователя
Михаил Шемяков
гвардии сержант
Сообщения: 1110
Зарегистрирован: 20 май 2013, 22:36
Откуда: Сыктывкар

Re: 152 стрелковая дивизия

Сообщение Михаил Шемяков » 12 окт 2016, 21:20

Эшелоны 152-й дивизии начали прибывать в Мурманск 1 мая. И сразу же по выгрузке части и подразделения стали переправляться через Кольский залив в район сбора - мыс Мишуков.

В соответствии с планом на марш, дивизия двумя ночными переходами, то есть в ночь со 2-го на 3-е и с 3-го на 4-е мая, должны достигнуть: одним стрелковым полком - 51-го километра дороги мыс Мишуков - Титовка; двумя другими - 40-го километра дороги мыс Мишуков - река Западная Лица.

Командиру 152-й дивизии полковнику Г. И. Вехину было приказано вместе с начальником штаба и группой штабных офицером проходя маршем 27-й километр дороги, где находился КП армии явиться в штаб 14-й армии за получением боевой задачи и указаний по вопросам управления на марше и в ходе боя. Одновременно будут уточнены вопросы, касающиеся всех сторон боевой деятельности дивизии.

Боевую задачу от моего имени, поскольку в этот момент я находился на своем КНП в войсках, поставил начальник штаба полковник Скоробогаткин.

Согласно боевому приказу, официально оформленному штабом 14-й армии от 5 мая 1942 года № 0011, дивизия, дополнительно усиленная артиллерийскими частями (64-й артиллерийский полк и 3-й дивизион 471-го артполка резерва Главного командования), с утра 6 мая должна была перейти в наступление и прорвать фронт обороны противника на участке между 14-й стрелковой дивизией и 12-й морской бригадой.

Упуская детали, поскольку приказ № 0011 не был введен в действие, скажу, что задачи армии на операцию остались прежними. 152-я стрелковая дивизия значительно усиливала группировку войск на главном направлении, создавая необходимое превосходство сил и средств и возможность выделения сильного армейского резерва. О появлении на фронте частей 152-й дивизии командиры соединений армии и командир 12-й бригады морской пехоты были поставлены в известность своевременно.

2-го мая погода стала меняться. Как вспоминали ветераны 152-й стрелковой дивизии, это лишь настроило их на оптимистический лад: они больше опасались налетов немецкой авиации, чем непогоды. И даже когда усилился ветер и стал накрапывать дождь, они не расстраивались.

Колонна стрелковой дивизии, двигаясь по одному маршруту, при благоприятных для марша условиях, занимает около 20 километров. В Заполярье единственная дорога к фронту, к тому же испорченная ранней весной, несмотря на огромные усилия инженерно-дорожных и эксплуатационных частей, не могла обеспечить нормальных условий движения. На дорогах стали образовываться пробки. Сманеврировать средствами транспорта в узком дорожном тоннеле было крайне трудно, подчас невозможно. Поэтому к месту первой дневки многие подразделения пришли с большим опозданием.

Но самой большой неприятностью было то, что многие подразделения не нашли своих кухонь. Кухни затерялись в общей колонне, где даже машины с приоритетом движения не могли быстро проскочить вперед. Уставшие, озябшие, воины не смогли согреться и подкрепить себя горячей пищей.

Ветер не ослабевал. Дождь шел вперемежку со снегом. Было разрешено жечь костры, но их не из чего было сложить. Бойцы разрывали снег в поисках хвороста, а находили лишь тонкие прутики, набухшие от влаги.

Был кустарник вдоль дороги, говорили старожилы Заполярья, да во время войны по ней прошло немало войск. И всем приходилось решать проблему обогрева.

3 мая погода снова резко ухудшилась. Ветер с Баренцева моря доходил до шквального. Дождь сменялся снежными зарядами. Температура упала до нуля. Шинели, плащ-палатки покрылись ледяной коркой. Особенно страдали руки. В руках - оружие, гранаты, а рукавиц нет.

Наконец дождь прекратился. Но от этого легче не стало. Весна окончательно уступила место настоящей зиме. Дорогу переметало плотным снежным настом. Свежий наст может выдержать небольшую группу людей, но когда идет подразделение, он рассыпается и бойцы увязают до колен. Автомашины и обозы самостоятельно одолеть этот наст не могут.

График марша уже нарушен. Собственно, марша, как такового, нет. Есть медленное, затрудненное борьбой с непогодой продвижение вперед с длительными остановками из-за бесчисленных заторов на дороге. Чтобы продвинуть на несколько сот метров машины и повозки с запасами снарядов и продовольствия, приходилось для помощи дорожникам привлекать подходящие подразделения. Лопат не хватало, бойцы резали наст подручными средствами, и снежные комья выбрасывали на обочину дороги.

5 мая снежная буря достигла максимума. Шквальный ветер с пеленой плотного колючего снега парализовал движение на дороге. Все замело: дорогу, машины, повозки, людей.

В таких условиях для тех, кто находился еще далеко от цели, спасением было - переждать буран в снежных ямах, обязательно вместе, группами, целыми подразделениями, прижавшись один к другому, контролируя друг друга, чтобы не засыпали. Остаться одному, двоим - смерти подобно.

Подразделениям 480-го стрелкового полка дивизии, который оказался ближе всех к фронту, целесообразнее было двигаться к передовым частям: там окопы, какие то убежища, готовая, а главное горячая пища. Это было и просто необходимо, потому что дивизия не получала иных указаний ни от фронта, ни от армии. Они продолжали выполнять распоряжение на марш.

О положении в полках и их местонахождении мне было в основном известно. Информацию получал по проводным средствам от контрольных телефонных станций, развернутых вдоль основной дороги. Периодически выходил на связь командир дивизии полковник Г. И. Вехин. Ничего утешительного в его донесениях не было: личный состав выбился из сил, много отставших мелки» групп, есть и одиночки. Командный состав еще держится, но командирам становится все труднее поднимать бойцов, прекращающих движение. Все понимали, единственный выход из создавшегося положения - только идти вперед.

Уже 4 мая мне было ясно, что дивизия к переднему краю не подойдет. Она выбилась не только из графика марша, она выбились из сил. А тем временем снежная буря только набирала силу.

Рассчитывать, что дивизия после такого жестокого испытания может принять участие в операции - чудовищно. Фактически мы находилась на грани катастрофы и нуждалась в принятии решительных мер по оказанию срочной помощи пострадавшим и отправки частей на отдых и восстановление.

К несчастью, принимать какие-то меры можно было бы лишь в случае, если ураган пойдет на убыль. К тому же, я не знал, какое решение примет командующий фронтом. Ведь послать полнокровную, свежую и боеспособную дивизию на фронт и, не получить от нее никакого боевого эффекта, уже выводить на отдых - решение которое принимается не просто.

Но и медлить невозможно. Это граничит с преступлением. Решил делать то, что очевидно, и что, как мне казалось, не вызовет возражения ни с чьей стороны. Я приказал немедленно организовать необходимое число спасательных групп с таким расчетом, чтобы начать поиски засыпанных снегом людей одновременно по всей трассе дороги, начиная еще с "благополучного" 35-го километра и до переднего края обороны; в спасательные группы включить медицинский персонал из полевых госпиталей, расположенных в прифронтовой зоне; спасательные группы снабдить носилками, лопатами, термосами с горячим, чаем и всеми медикаментозными препаратами для оказания первой помощи при обморожении.

Я распорядился также принять экстренные меры по очистке дороги от снега и восстановлению движения транспорта. Были назначены ответственный за спасательные работы и старшие групп, к каждой группе прикомандированы по одной санитарной и крытой автомашине и по две конных повозки. Готовность к началу спасательных работ 8.00 6 мая.

На что я рассчитывал, назначая этот срок? Во-первых, на ослабление силы бурана. На то, что к этому времени все спасательные группы могут быть готовы к действию. Во-вторых, командующий фронтом всесторонне учтет обстановку, сложившуюся на фронте 14-й армии, и примет единственно правильное решение - наступление прекратить.

В тот же день 4 мая по ВЧ я доложил командующему фронтом положение частей 152-й дивизии и общую обстановку на фронте армии. Не упустил возможности обрисовать натиск стихии и сообщил о намеченных мероприятиях по оказанию помощи пострадавшим.

Докладывая, я был убежден, что генерал-лейтенант В. А. Фролов примет мое предложение о прекращении наступательной операции ввиду явной бессмысленности ее продолжения.

Бывает, что тебя не понимает вышестоящий начальник из-за слабости доводов. Я пытался аргументировать свое предложение еще раз. Но и это не дало никаких результатов. Дальнейший разговор напоминал мне разговор глухих. Я был буквально потрясен таким поворотом событий. Неужели, думалось мне, желание командующего, чтобы именно на его фронте армия первой из всех наших армий вышла на госграницу, оказалось настолько честолюбивым, что затмило здравый смысл?
Изображение
Изображение

Аватара пользователя
Михаил Шемяков
гвардии сержант
Сообщения: 1110
Зарегистрирован: 20 май 2013, 22:36
Откуда: Сыктывкар

Re: 152 стрелковая дивизия

Сообщение Михаил Шемяков » 12 окт 2016, 21:46

Не оправдалась наша надежда. Надежда на усиление наступательной мощи армии 152-й стрелковой дивизией. Бесспорно, эта дивизия, обладавшая большой ударной мощью, могла бы внести перелом в сражение, создав необходимое превосходство над противником, и тогда идея командования Карельского фронта выйти первыми из советских армий на госграницу была бы осуществлена....

...Мысленно снова возвращаюсь к событиям прошедшей армейской операции. Почему ввод в бой 152-й стрелковой дивизии не был обеспечен необходимым прогнозом? Проанализировав эти данные, командование фронтом и командование дивизией могли бы принять соответствующие меры, которые во многом способствовали бы выполнению боевой задачи, поставленной частям дивизии.

Если в штабе Карельского фронта метеослужба, судя по случившемуся факту, не была еще организована как следует, то моряки Северного флота, если их запросить, могли бы предоставить штабу фронта исчерпывающую информацию по этому вопросу. Информация моряков была бы точной, так как касалась практически одного и того же района, как для флота, так и для 14-й армии.

Штабу 14-й армии организовать получение метеоданных уже поздно. Дивизия была застигнута бурей на марше. Она ни одного часа не была в армейском резерве, когда еще существовала возможность раздумывать - вводить или не вводить ее в бой.

И опять размышления, мысли, сомнения.

Нет, нельзя неудачное завершение армейской операции объяснять только разбушевавшейся стихией. Это было бы несправедливо, а главное, неправильно, так как в значительной степени могло бы видеть истинные причины неудач и допущенных промахов Это могло бы негативно сказаться на будущей операции, самой главной, завершающей полное изгнание захватчиков из советского Заполярья, операции, которая с каждым днем все настойчивее и сильнее овладевала моим существом.

Однако стихию сбрасывать со счетов тоже нельзя. Это явление в Заполярье обычное. Необходимо приноровиться и парировать ее влияние на ход любой операции. Главное в этом - хорошо организованная войсковая служба метеообеспечения....

...Самый серьезный просчет фронтового командования заключался в промедлении, допущенном с вводом в сражение единственного резерва - 152-й стрелковой дивизии. Мне было совершении непонятно: из четырех армий фронта готовится к наступлению 14-я, а фронтовой резерв "преспокойно греется на весеннем солнце" и 400 километрах к югу от места предстоящей операции.

Конечно, можно как-то понять нерешительность командовании Карельским фронтом, долгое время страдавшего от отсутствия и такого мощного по тем временам резерва: а вдруг он понадобится и еще более сложной, в более ответственной ситуации.

Сказать по совести, более важной и сложной, чем ситуации, сложившаяся на правом фланге Карельского фронта, трудно было даже придумать. Войскам 14-й армии была поставлена ответственная задача, которая, будь она выполнена, нашла бы отзвук во всех армиях советско-германского фронта. Речь шла о разгроме фашистской группировки в Заполярье и выходе впервые советских частей на свою государственную границу. Тогда зачем же медлить? Что еще раздумывать?

Полагать, что такая задача может быть выполнена наличными силами армии без серьезного ее усиления, было не только нереально, но и недостойно опытного полководца, каким был генерал-лейтенант В. А. Фролов, кстати, бывший командующий 14-й армией.

Фактически победа, даже с учетом всех перипетий со снежной бурей, была упущена. Если бы к 30 апреля 1942 года все части 152-й дивизии вошли в состав 14-й армии и были сосредоточены в 25-30 километрах от линии фронта, я убежден, все свои задачи армия выполнила бы еще до пика снежной бури. И начавшаяся буря, скорее всего, стала бы нашим союзником, а не врагом.

Затишье в ходе наступательной операции, если оно наступило не после выполнения какой-то задачи, а связано с вынужденной перегруппировкой сил, в большинстве случаев означает неуспех операции. Поэтому затишье 3-4 мая было больше на руку противнику. Рассчитывая на силу 152-й стрелковой дивизии, мы в армии, возобновив наступление, не предложили противнику ничего нового. Не поставили новых задач. Не заставили распылить его резервы. Мы продолжали действовать на тех же направлениях, с теми же задачами и тем же способом - "прогрызанием" обороны.

Как я оцениваю эту операцию?

Это не был мой дебют на Мурманском отдельном оперативно-стратегическом направлении. Несмотря на то, что мой опыт, приобретенный на этом же направлении во время финской кампании, был невелик, все же многое сохранилось в памяти, отложилось на будущее. Но одного месяца, который был предоставлен мне после назначения командующим 14-й армией, было недостаточно, чтобы внедрить в войска собственные наработки. Это не могло не сказаться отрицательно и на ходе самой операции.

Несмотря на положительную оценку, данную фронтовым командованием, наша оценка была скромнее. Я считал, что наступательная операция армии была проведена ниже наших возможностей. Эту точку зрения полностью разделяли все члены Военного совета армии.

Армия выполнила боевую задачу, поставленную Ставкой. Но, будучи теперь не слабее противника, соединения армии не смогли показать слаженных и гибких наступательных действий. Слишком много было бесхитростных лобовых атак, а следовательно, и неоправданных потерь. И, в конечном счете, дело вовсе не в снежной буре - метеорологические условия были одинаковы для обеих сторон.

Но особенно тяжело все мы переживали трагический маневр 152-й стрелковой дивизии, который привел к многочисленным жертвам и серьезному обморожению 1200 человек рядового и командного состава. Дивизия полностью потеряла боеспособность.

Армейская медицинская комиссия сразу же после совершения частями дивизии марша установила истощение 80 процентов обследованного состава.

Трагические последствия снежной бури воспринимались мною как личное горе. Ведь погибнуть на поле боя в смертельной схватке с врагом - это на войне естественно. Но погибнуть или надолго выйти из строя от разбушевавшейся стихии - такое не укладывалось в сознании и воспринималось как нереальность, нелепость.

Но с операцией есть время разобраться. Необходимо в первую очередь позаботиться о личном составе дивизии.

Мною были даны указания вывезти личный состав на автомашинах до мыса Мишуков, переправить через Кольский залив и далее, в соответствии с указанием штаба фронта, много южнее, в Лоухи - на отдых и усиленное питание. Кроме того, людям необходимо было вернуть уверенность в своих силах. Дивизии в целом надлежало вернуть боевую готовность и высокий морально-политический настрой.

Раненых и серьезно обмороженных распределили по госпиталям, многих отправили в тыл страны. Поредевшие части 152-й стрелковой дивизии отправили подальше от Заполярья на пополнение.

Подвели итоги операции. Соответствующие управления и отделы штаба армии написали свои отчеты, а суммарный отчет отделом обобщения опыта войны был выслан в Генштаб.

Но горький осадок в душе моей остался. Его никуда не отошлешь. С ним надлежит покончить самому. Он порождал сомнения в благоприятном исходе следующей наступательной операции, на которую директивой Ставки ВГК от 10 мая 1942 года было ориентировано командование Карельского фронта.

Сказывались трудно сглаживаемые временем тяжелые впечатления от незавершенности армейской операции и особенно от бессмысленной гибели людей, сложивших головы не в борьбе с лютым врагом, а по стечению трагических обстоятельств, усугубленных халатностью и безответственностью больших и малых начальников.

Это время можно со всей справедливостью отнести к самому трудному периоду моей жизни как командарма.
Изображение
Изображение

Аватара пользователя
Михаил Шемяков
гвардии сержант
Сообщения: 1110
Зарегистрирован: 20 май 2013, 22:36
Откуда: Сыктывкар

Re: 152 стрелковая дивизия

Сообщение Михаил Шемяков » 24 дек 2016, 17:35

Согласно боевому приказу, официально оформленному штабом 14-й армии от 5 мая 1942 года № 0011, дивизия, дополнительно усиленная артиллерийскими частями (64-й артиллерийский полк и 3-й дивизион 471-го артполка резерва Главного командования), с утра 6 мая должна была перейти в наступление и прорвать фронт обороны противника на участке между 14-й стрелковой дивизией и 12-й морской бригадой.

Упуская детали, поскольку приказ № 0011 не был введен в действие, скажу, что задачи армии на операцию остались прежними. 152-я стрелковая дивизия значительно усиливала группировку войск на главном направлении, создавая необходимое превосходство сил и средств и возможность выделения сильного армейского резерва. О появлении на фронте частей 152-й дивизии командиры соединений армии и командир 12-й бригады морской пехоты были поставлены в известность своевременно.
Не оправдалась наша надежда. Надежда на усиление наступательной мощи армии 152-й стрелковой дивизией. Бесспорно, эта дивизия, обладавшая большой ударной мощью, могла бы внести перелом в сражение, создав необходимое превосходство над противником, и тогда идея командования Карельского фронта выйти первыми из советских армий на госграницу была бы осуществлена....
152 сд план использования1.jpg
152 сд план использования2.jpg
Изображение
Изображение

Аватара пользователя
Михаил Шемяков
гвардии сержант
Сообщения: 1110
Зарегистрирован: 20 май 2013, 22:36
Откуда: Сыктывкар

Re: 152 стрелковая дивизия

Сообщение Михаил Шемяков » 26 дек 2016, 12:32

152 сд изменение приказа 0011.jpg
Изображение
Изображение

Аватара пользователя
Евгений Диванов
гвардии рядовой
Сообщения: 79
Зарегистрирован: 19 май 2016, 21:09
Откуда: Вологодская обл., г. Череповец

Re: 152 стрелковая дивизия

Сообщение Евгений Диванов » 12 фев 2017, 04:43

Здравствуйте, Уважаемые! Не знаю, конкретно, к Кому обратиться.
Спрошу совета, честно ли это? Я из всей нарезки, что выше, составил небольшую, структурированную статью и выложил на форум, где мы с друзьями по интересам общаемся. В конце статьи сделал ссылку на эту площадку.
Если это не честно - готов удалить по первому требованию.
Вот тут, собственно, мой пост ---> http://numizmat.ru/forum/showthread.php?t=92975
Наше Дело Правое - враг будет разбит!

Аватара пользователя
Slavjanka
гвардии старший сержант
Сообщения: 3110
Зарегистрирован: 28 янв 2013, 13:29
Откуда: Московская область, Воскресенский р-н, п. Хорлово.

Re: 152 стрелковая дивизия

Сообщение Slavjanka » 12 фев 2017, 14:56

Я лично не вижу проблем. Сама при необходимости поступаю подобным образом. Тем более, ничьих финансов это не затрагивает. Ссылки достаточно.
Но молодец, что спросил.

Аватара пользователя
Евгений Диванов
гвардии рядовой
Сообщения: 79
Зарегистрирован: 19 май 2016, 21:09
Откуда: Вологодская обл., г. Череповец

Re: 152 стрелковая дивизия

Сообщение Евгений Диванов » 12 фев 2017, 20:33

Всё, Ир, я спокоен! Как только начнут поступать баснословные гонорары, обещаю устроить грандиозный фуршет на нейтральной территории... где-нибудь в Швейцарии! : )
Наше Дело Правое - враг будет разбит!

Аватара пользователя
Михаил Шемяков
гвардии сержант
Сообщения: 1110
Зарегистрирован: 20 май 2013, 22:36
Откуда: Сыктывкар

Re: 152 стрелковая дивизия

Сообщение Михаил Шемяков » 19 апр 2017, 12:00

Из документа "Характеристика соединений Карельского фронта принимавшие участие в апрельско-майских операциях на Мурманском и Кестеньгском направлениях 1942 г." август 1942 г.
152 сд.jpg
Изображение
Изображение

Ответить

Вернуться в «Документы и литература»