Боевые действия 1-го Северного отряда пограничных судов

Модератор: Вадим

Ответить
Михаил П.
гвардии ефрейтор
Сообщения: 161
Зарегистрирован: 13 июл 2015, 16:25
Откуда: г. Ярославль
Контактная информация:

Боевые действия 1-го Северного отряда пограничных судов

Сообщение Михаил П. » 06 авг 2015, 22:22

Пограничникам пришлось отражать атаки немецких самолетов почти за месяц до 22 июня 1941 года.
Так 30 мая 1941 года СКР “Бриллиант” нес службу по охране границы в районе губы Орловка.
В 20-25 наблюдатель корабля по курсу 76° на расстоянии 2—3 км обнаружил немецкий самолет. На корабле сыграли боевую тревогу. Самолет попытался атаковать сторожевик, но плотный огонь зенитчиков вынудил его уйти. Дважды еще пришлось в тот день пограничникам отражать воздушные атаки самолетов нашего союзника. К сожалению, в открытой литературе нет сведений — как реагировало руководство СССР на это нарушение наших границ и где застрял этот доклад «Вверху».
22 июня 1941 года. в 03-50, колокола громкого боя известили североморских пограничников о начале Великой Отечественной. Из-за сопок вынырнул вдруг немецкий двухмоторный бомбардировщик и взял курс на корабли, ошвартованные у причала пограничной военно-морской базы в Кувшинской Салме.
По боевой тревоге орудийные расчеты сторожевиков встретили нарушителя границы интенсивным зенитным огнем, кто-то из комендоров «Сапфира» поймал в перекрестие прицела фашистский стервятник. И вот уже за хвостом тяжелого бомбардировщика потянулся густой шлейф дыма – самолет начал резко терять высоту, падая в опоясанное каменистыми кряжами озеро. Фашистский ас поспешно выбросился из горящей машины на парашюте. Высланный наряд, пробравшись к озеру нехожеными тропами, пленил немецкого летчика. Это была первая победа моряков-пограничников над врагом, на боевом счету которых, соответственно, появился и первый вражеский самолет, сбитый в Советском Заполярье.
24 июня 1941 г. по приказу командующего Северным флотом 1-й Северный отряд пограничных судов под командованием капитана 2 ранга А. И. Дианова в составе семи пограничных сторожевых кораблей «Бриллиант», «Айсберг», «Жемчуг», «Нептун», «Рубин», «Бриз», «Сапфир», а также имеющиеся «малые охотники» и катера перебазировались в Иокангу для охраны горла Белого моря от проникновения надводдных кораблей и подводных лодок противника. С 22. 06. 1941 по 04.1942 года командиром вновь созданной Иокангской ВМБ в составе Беломорской военной флотилии становится капитан 2 ранга Дианов Александр Иванович.
На переходе морем случилось непредвиденное: при шторме в шесть-семь баллов в районе между маяком Териберка и Гавриловскими островами подбросило находившуюся на перископной глубине подводную лодку противника и в подошве волны показалась боевая рубка фашистской субмарины. На всякий случай один из кораблей сбросил на месте обнаружения вражеской подлодки две серии глубинных бомб, но на успех атаки не приходилось рассчитывать из-за несвоевременного ее проведения.
25.06.41 г. СКР «Нептун», находившийся в дозоре у м. Святой Нос , вступил в бой с шестью немецкими самолетами. Меткий артиллерийский огонь моряков — пограничников в сочетании с умелым маневром корабля раз за разом срывал прицельное бомбометание. Получив несколько серьезных повреждений, «Нептун» все же оказался победителем в этом бою и своим ходом дошел до базы. За мужество и воинское мастерство, проявленные в том бою, большая группа экипажа корабля была награждена орденами и медалями. Среди них командир корабля старший лейтенант Н. Поровенко, старшины Г. Чесноков, В. Непочатых, А. Маслинский и краснофлотец Я.Балакирев.
14 июля 1941 года сторожевые корабли “Бриллиант” и “Жемчуг”, эскортировавшие караван наших транспортов в районе губы Савихи, обнаружили немецкую подводную лодку.
Корабли атаковали ее глубинными бомбами. Командиры кораблей доложили об уничтожении ПЛ. Однако подтверждений о гибели ПЛ в этом месте и в это время не получено. Транспорта благополучно прибыли к месту назначения.
27 июня 1941 года сторожевой корабль «Рубин», получивший задание выйти в боевой дозор на линию мыс Святой Нос – мыс Канин Нос, принял к сведению посланную с базы радиограмму, в которой сообщалось, что в районе Лумбовского острова замечена подводная лодка противника. Разумеется, ее нужно было найти и уничтожить.
СКР «Рубин» полным ходом направился к указанным в радиограмме координатам. Сигнальщики, артиллеристы и минеры пристально всматривались в водную поверхность, ожидая каждую минуту появления перископа или следа торпеды. Наконец, при подходе к Лумбовскому острову наблюдатель Чегодарь обнаружил перископ подводной лодки непосредственно по носу корабля слева. Командир СКР «Рубин» старший лейтенант Шеварднадзе приказал рулевому повернуть на перископ и дать машинам самый полный вперед. Минеры, старшина второй статьи Бидник и краснофлотец Циленко, на месте погружения фашистской субмарины начали сбрасывать глубинные бомбы. Проходят считанные мгновения, и неожиданно после взрыва четвертой бомбы за кормой взметнулся большой столб воды: чуть ли не девятый водяной вал накрыл всю кормовую часть палубы «Рубина» – немецкая лодка, без всякого сомнения, была уничтожена (к сожалению в источнике не указан номер ПЛ). Что касается каравана судов, то интервал их движения не был нарушен и, в конце концов, все транспорты благополучно добрались до Архангельска.
19 июля 1941 года для поддержки наших войск, оборонявших Средний и Рыбачий, в губу Кутовая (Мотовский залив) вместе с СКР “Смерч” пришли СКР “Бриллиант” и “Айсберг”. Шесть часов вели они огонь по врагу, подавили несколько артиллерийских и минометных батарей, накрыли большое скопление пехоты. Атаки фашистов, стремившихся прорваться через хребет Муста-Тунтури были отбиты .
11 августа 1941 года СКР «Жемчуг». при несении дозорной службы на одном из самых неспокойных участков, рубеже мыс Святой Нос – мыс Канин Нос, был торпедирован вражеской субмариной в координатах: широта 68°45´ N, долгота 42°55´ Ost.. Место гибели СКР «Жемчуг» объявлено координатами боевой славы.
25 ноября 1941 г. СКР «Бриз» нес дозорную службу у м. Святой Нос. Наблюдатель старшина 2-й статьи Чижов в непосредственной близости от корабля увидел всплывающую немецкую подводную лодку. Командир «Бриза» В.А. Киреев, мгновенно оценив обстановку, принял единственно правильное и смелое решение — таранить ее (см. рис. выше). Кованым железным форштевнем корабль ударил лодку в борт в районе аккумуляторного отсека. Немецкая подводная лодка, задрав нос, пошла ко дну (к сожалению, в источнике не указано название потопленной ПЛ).
Об активности боевой деятельности моряков — пограничников в составе Северного флота могут свидетельствовать следующие данные: только за период с 26 августа по 30 декабря 1941 г. СКР-24 «Айсберг» находился в боевом дозоре 98 суток, СКР-25 «Бриз» — 102, СКР-28 «Рубин» — 97, СКР-29 «Бриллиант» — 91, СКР-30 «Сапфир» — 107 суток.
— В начале войны сторожевых кораблей на Северном флоте было немного, и это возлагало большую ответственность на пограничные суда, так как они с успехом могли выполнять функции противолодочных кораблей, — рассказывает бывший командир 1СОПС, первый командир ИВМБ, контр-адмирал в отставке А. И. Дианов:»… Поэтому и легла на них основная тяжесть службы в боевом дозоре, в поиске подводных лодок, охране и сопровождении конвоев. Достаточно напомнить, что только в 1941 году нами было уничтожено семь подлодок (?) и десять самолетов врага».
С 1942 г. на сторожевые корабли 1-го Северного отряда погрансудов стали возлагаться задачи совместно с другими кораблями Северного флота обеспечивать движение арктических конвоев в секторе ответственности Северного флота (восточнее острова Медвежий) и внутренних конвоев в районе Новой Земли, Карского моря и моря Лаптевых.
01.05.42 г.СКР «Рубин» был послан на помощь торпедированному немецкими эсминцами крейсеру «Эдинбург» пока эсминцы «Гремящий» и «Сокруши­тельный» принимали топливо в Полярном.
12 мая 1942 года, когда “Бриллиант” стоял на якоре Иоканьского рейда.
Командир «Бриллианта» капитан-лейтенант А. А. Косменюк находился на сборах в штабе базы. На корабле старшими оставался лейтенант Г. Д. Доббин. Три “юнкерса”, углубившись в тундру, зашли со стороны солнца и внезапно появились над сторожевиком. На корабль полетели бомбы. З бомбы взорвались вблизи борта СКР, и в нем образовалось несколько пробоин, загорелись надстройки, но пожар вскоре был потушен. Экипаж героически отражал атаки. Осколки оставляли рваные раны на корпусе корабля. Г. Д. Доббин, раненный в ногу, командовал спасением корабля, эвакуировал пострадавших. Моряки отчаянно боролись с огнем, но спасти корабль было невозможно. Вода поступала в трюм через пробоины у ватерлинии. Откачивать ее было нечем… “Бриллиант” неумолимо погружался в ледяную пучину. Экипаж вынужден был оставить корабль. Во время буксировки СКР к берегу глубинная бомба, соскользнула с его кормы в воду и через короткий промежуток времени взорвалась. От полученных повреждений корабль вскоре повалился на левый борт и затонул. За отвагу и мужество в этом бою многие из экипажа «Бриллианта» были награждены правительственными наградами (старший лейтенант Доббин, лейтенант Гаврилов, старшина 1-й статьи Волков, краснофлотцы Гальцов, Кочнев и другие).
Кроме того, во время этого налета были повреждены тральщик Т-911 (бывший траулер РТ-76 «Астрахань») и сторожевой корабль СКР-15 (бывший РТ), также стоявшие в бухте Иоканги. Погибли в общей сложности тринадцать моряков и еще 46 получили ранения. В последующем СКР «Бриллиант» был поднят 12.09.1942 г. и поставлен на обсушку, снова вступил в строй в 1944 г. Трагедия с гибелью кораблей и людей произошла в военно-морской базе от воздушного налета, где был штатный участок СНИС и 8 береговых батарей разного калибра (45мм, 76 мм, 130 мм и 152 мм).
17 мая 1742 года группы по шесть «Юнкерсов» совершили еще два налета на Иокангу. На сей раз прямым попаданием был потоплен СКР-21 капитан-лейтенанта К. Ф. Попова (бывший РТ-73). Еще одна бомба попала в сторожевой корабль «Бриз». Он получил тяжелые повреждения, но все, же остался на плаву. От ударного воздействия при близких разрывах бомб сильно пострадал корпус сторожевика СКР-25 (бывший траулер РТ-88 «Печорец»). Разлетавшимися осколками были ранены командир корабля лейтенант В. А. Киреев и его помощник Л. М. Садиков. Во время налета пострадал и еще один сторожевой корабль – СКР-22 по названию тоже «Бриллиант» (бывший траулер РТ-79 «Тбилиси»). Всего при бомбежке погибли шесть человек и 24 получили ранения. При этом зенитным огнем был поврежден всего один немецкий самолет – Ju-88A-4, который затем благополучно вернулся на аэродром Банак. Никто из членов его экипажа не пострадал.
18 мая 1942 года – последовал новый налет на рейд Иоканги, в котором участвовали семнадцать «Юнкерсов». На этот раз там снова был поврежден тральщик Т-911, а также тральщик Т 904 (бывший траулер РТ-94 «Жданов»). Зенитчики претендовали на один сбитый бомбардировщик, но это не подтверждается сведениями противоположной стороны.
21 мая 1942 г. на рейд Иоканги в сопровождении эсминца «Валериан Куй-бышев» и сторожевого корабля «Рубин» прибыл ледокол «Красин». Вскоре начался очередной налет Люфтваффе, в ходе которого на стоянки кораблей были сброшены 32 фугасные бомбы. Четыре из них взорвались поблизости от «Красина», в том числе одна – в нескольких метрах от его правого борта. В результате ударным воздействием выбило один из кингстонов в днище ледокола, и вода начала поступать в машинное отделение. Капитан Гришевич, понимая, что корабль может пойти ко дну, тотчас отдал приказ идти к причалу. Там аварийная партия завела на поврежденный кингстон пластырь и откачала воду.
Все эти удары заставили командование Северного флота срочно усилить противовоздушную оборону Иокангской военно-морской базы. 15 июня восемь катеров-тральщиков доставили туда вместе с расчетами и запасом боеприпасов десять 20-мм зенитных автоматов «Эрликон», полученных по ленд-лизу. Еще через два дня в Иокангу на тральщиках ОВРа была переброшена батарея из четырех 76-мм орудий с личным составом.
Затем германская авиация еще несколько раз бомбила Иокангу, но серьезных успехов больше не добилась.

29 мая 1942 года сторожевые корабли «Рубин» , «Бриллиант», «Бриз» и «Айсберг» усилили английский эскорт Архангельской группы союзного конвоя ”РQ–16” . На переходе Архангельская группа конвоя подверглась массированным налетам самолетов противника, но корабли эскорта не подпустили их к транспортам, приняв весь удар на себя. СКР «Айсберг» получил серьезные повреждения от разрывов бомб. Вышли из строя машины, отдельные агрегаты, образовалась сильная течь в корпусе. Однако все повреждения ликвидировались личным составом и движение не задерживалось. Конвой был доставлен в порт без потерь.
Опыт боев закаливал экипажи сторожевиков. Забывая об отдыхе, в редкие минуты затишья они ремонтировали материальную часть, латали пробоины в корпусе, готовились к новым испытаниям.
Вечером 6 июля 1942 года Северный флот начал поиски судов трагического конвоя PQ-17. В 15-25 узел связи Беломорской флотилии получил радиограмму с танкера «Донбасс» об атаке авиации противника в 260 милях к северу от мыса Канин Нос. Командир Иокангской ВМБ выслал ему на помощь сторожевой корабль «Сапфир» старшего лейтенанта Паровенко.
7 июля 1942 года в 12-00 сторожевик прибыл в точку предполагаемого нахождения «Донбасса», но ничего там не обнаружил. У команды даже закралась мысль, что транспорт уже лежит на дне. Но вскоре поступили уточняющие данные о текущих координатах танкера, и «Сапфир» лег на обратный курс. Но через три часа он сам был обнаружен «четверкой» Ju-88, чьи экипажи приняли его за одно из судов конвоя PQ-17. Один за другим «Юнкерсы» начали пикировать на сторожевик, моряки же открыли огонь из 45-мм пушек и пулеметов ДШК. Одновременно Паровенко приказал резко переложить руль «лево на борт». В итоге все сброшенные бомбы легли мимо цели. Самолеты улетели, но вскоре им на смену появилось уже восемнадцать Ju-88 из KG30. Группами и поодиночке они один за другим срывались в пике и с разных курсовых углов атаковали «Сапфир». Однако сторожевик – это все же не то, что неповоротливый транспорт, набитый грузами. Он маневрировал быстро, к тому же его команде уже не раз приходилось сталкиваться с пикирующими бомбардировщиками.
В это время с потопленных судов конвояPQ-17 часть команды спасались на шлюпках. В частности, уцелевшие моряки с американского транспорта «Дэниэл Морган» с ужасом представили, какой долгий путь им придется проделать на шлюпке, чтобы добраться до ближайшей земли, как вдруг на горизонте появился неожиданный спаситель — танкер «Донбасс». Хотя артиллеристы «Дэниэла Моргана» смертельно устали, они добровольно вызвались обслуживать носовое орудие русского корабля и вскоре после этого прямым попаданием сбили пикирующий Ju-88, отогнав 2 других самолета. Танкер «Донбасс» благополучно дошел до Архангельска.
22—24 сентября 1944 года из моря Лаптевых через пролив Вилькицкого к Диксону шел конвой 7 транспортов, груженных боезапасом и продовольствием для фронта.
В эскорте находились четыре тральщика и семь противолодочных кораблей.
23 сентября 1944 года в 01-13 командир “Бриллианта” старший лейтенант М. С. Махоньков доложил по радио, что обнаружил вражескую подводную лодку и через некоторое время сигнальщик с “Бриллианта” обнаружил светящийся след от торпеды, которая была нацелена на транспорт “Революционер”, где находился штаб конвоя. Командир СКР «Брилиант» принял единственно правильное героическое решение — увеличив скорость и подставил свой борт под удар торпеды и тем самым спас транспорт с важным грузом для фронта.
О тех незабываемых мгновениях рассказывает капитан 1 ранга в отставке Б. Валинский, бывший командир СКР-23 “Рубин”: — Когда мы подошли к месту гибели корабля, то увидели на воде большое соляровое пятно, две шлюпки, залитые водой, несколько пробковых матрацев и деревянные обломки. Людей не было. Экипаж сторожевого корабля «Брилиант» принял смерть, чтобы уйти в бессмертие…
Широта 76°09’02С, долгота 87°47’В — место гибели пограничного сторожевого корабля “Бриллиант” 23 сентября 1944 гада при конвоировании советских транспортов объявлено координатами боевой славы.
Боевая деятельность моряков — пограничников по защите Заполярья и северных морских коммуникаций продолжалась по 1944 г. За это время только семь бывших пограничных кораблей и катеров («Айсберг», «Бриз», «Бриллиант», «Рубин», «Сапфир», ПК-251 и ПК-252) находились на выполнении боевых заданий 4163 суток, прошли 201503 мили и отконвоировали 1443 советских и иностранных транспортов.

время ВОВ подвиг М.В. Махонькова 2-й после подвига командира эсминца А.М. Спиридонова. За время Второй мировой войны — 3-й после (имеется в виду по датам) подвига командира эсминца Джеральда Рупа, награжденного высшей военной наградой Великобритании – Крестом Виктории, посмертно.

В июле 1944 года в счет репараций с Италии союзники передали нам во временное пользование для Северного флота 1 линкор (нами названный «Архангельск», 1 легкий крейсер (нами названный «Мурманск»), 4 подводных лодки (В-1,2,3,4) и 9 эсминцев американской серии DD постройки 1918-1920 годов типа «Таун». В составе Северного флота эти эсминцы получили имена “Дерзкий”, “Деятельный”, “Доблестный”, “Достойный”, “Дружный”, “Жаркий”, “Жгучий”, “Жесткий” и “Живучий”. В этих условиях, видимо, 1-й Северный отряд пограничных судов мог приступить к выполнению своего предназначения по охране государственных границ страны.