Бокарев Павел Афанасьевич

Ответить
Аватара пользователя
Сергей Швецов
гвардии старшина
Сообщения: 4643
Зарегистрирован: 23 янв 2013, 00:57
Откуда: г. Заполярный Мурманской области.

Бокарев Павел Афанасьевич

Сообщение Сергей Швецов » 16 фев 2015, 23:44

В городской библиотеке отыскалась старая подшивка вырезок из различных газет. Есть вырезки из районной малотиражки, и есть из областных, крупных изданий. Все эти вырезки объединяет тема войны. Не все вырезки посвящены боям в Заполярье. Я выложу пока те, которые касаются Мурманского направления.
Многие статьи датируются концом восьмидесятых годов. Есть и более ранние. Во многих статьях повествование идет от лица тех, кто воевал, и тем они ценны.
Итак, начну с воспоминаний бойца 12 морской стрелковой бригады Павла Афанасьевича Бокарева. В пору событий о которых идет речь, бригада воевала в составе 52-й стрелковой дивизии.
Бокарев.jpg
На снимке: Старшина II статьи П.А. Бокарев. (снимок военных лет)
НОЧЬ В ТУНДРЕ

Старшина в отставке Павел Афанасьевич Бокарев родился в 1911 году. Русский, член КПСС с 1943 года. Активный участник Отечественной войны. Вначале служил в Северно-Морском флоте, потом в батальоне морской пехоты 58 СП 52 СД. Был трижды ранен. Награжден орденами Красной Звезды, Отечественной войны II степени, медалью «За отвагу» и другими. Умер в г. Новосибирске в 1976 году.
Наступила полярная ночь. С Баренцева моря неслись облака. Сопки посыпало снегом. Только большие валуны оказались незанесенными, оттого многие сопки стояли пестрые. Тундра казалась безлюдной. На самом же деле в землянках и блиндажах, оборудованных у подножия сопок, засели фашисты из девятнадцатого горно-егерского корпуса. Так и не захватив Мурманска, гитлеровцы рассчитывали взять реванш с наступлением тепла. А пока отсиживались в норах, опоясав их колючей проволокой, понатыкав вокруг мин и фугасов.
Советское командование отдало приказ не давать покоя врагу. Для каждого воина, дравшегося в Заполярье, слова эти стали законом.
Разведчики из батальона морской пехоты заходили далеко в тыл фашистам, нападали на базы, склады, уничтожали коммуникации, связь, днем и ночью наблюдали за действиями оккупантов. Десятки раз ходил со своим взводом в разведывательные поиски и Павел Бокарев. Часами лежал, зарывшись в снег, зорко всматривался в сторону немцев.
В боях за высоту 314,9 и 258,3 он показал себя умелым пулеметчиком. Подпуская фрицев на выстрел, он косил их наповал. В горячие дни майских боев в сорок втором под огнем его пулемета нашли смерть больше пятидесяти гитлеровцев. Моряк мстил за погибших товарищей, за комбата Сысоева, комиссара Дыбова. А вот взять фашиста своими руками старшине не приходилось. Как всякий разведчик, он хотел этого. Случай, как и многое на войне, представился внезапно.
После одного из боев наступило затишье. Командир роты старший лейтенант Гиковой приказал Бокареву отнести поврежденный пулемет в полковую оружейную мастерскую. Бокарев, взвалив пулемет на богатырские плечи, отправился выполнять приказ.
Нашел мастерскую. Сдал «максима». На время его ремонта получил пулемет Дегтярева. Только вышел из землянки, в которой располагалась оружейная мастерская, повалил снег, потянул ветер. Тропу заносило на глазах. Павел Афанасьевич, надеясь, что местность ему знакома, уверенно пошел в роту. Только уверенность не всегда оправдывает надежды. Старшина шел 20, 30, 40 минут, а своей траншеи все еще не видел, не попадались и ходы сообщения.
— Черт побери, — думал Бокарев, — куда меня занесло? Надо сориентироваться, как бы в лапы гитлеровцам не попасть.
Сел у большого камня и осмотрелся.
— Если крикнуть своим, вряд ли услышат в такую погоду. Или сочтут за провокатора, начнут стрелять и наши, и противник, окажусь между двух огней.
Окинул взглядом местность еще раз. Кажется, начал понимать, где он. Издалека ветер донес обрывки разговора. Старшина передвинулся к противоположной стороне камня, чтобы спрятаться от идущих. Вскоре он разглядел три силуэта. По мере приближения понял — фашисты. Двое двигались впереди. В руках держали котелки и еще какие-то предметы. Третий, самый, высокий из всех, с автоматом на груди, нес большой сверток в желтой бумаге. Время от времени он покрикивал на солдат,
У Бокарева мгновенно сработала мысль:
— Пропущу фрицев. Наброшусь сзади на последнего. Ударю прикладом. Потом скомандую: «Руки вверх!» — Упустить такую добычу преступно для моряка и разведчика.
Наконец, заговорили совсем близко. Заскрипел снег. Павел Афанасьевич замер в напряжении. Сердце застучало гулко. Руки крепче сжали автомат. Прошел первый фашист, за ним — второй. В трех-пяти шагах от них был третий. Пропустив автоматчика вперед, - старшина выпрыгнул из-за камня и стукнул с размаху фрица по затылку. Верзила мигом осел.
— Хенде хох! — скомандовал он продолжавшим шагать немцам. Те подняли руки вместе с котелками. "— Штеен-зи! Фрицы как вросли. Стояли, не шевелились. Павел Афанасьевич снял автомат с оглушенного и приказал этим двоим брать своего товарища. Сам взял ручной пулемет и повел пленников в сторону своей обороны. Теперь он сориентировался окончательно. Понял он, каким образом немцы очутились здесь. Попав в пургу, они тоже сбились с дороги.
Подходя к передовой, разведчик крикнул: «Ребята, встречайте!» Из траншеи выскочили боевые друзья Павел Куколев, Николай Кулагин. Подбежали, рассмеялись, увидев скорбные лица фрицев. А Бокареву было не до смеха. Из-под ушанки тек пот. Можно было подумать, что он только вышел из парной.
Н. ШАПКИН, полковник в отставке.
г. Омск.

Вырезка из газеты "Советская Печенга"
от 6 мая 1982 г
Там, где ступает гвардия, — враг не устоит...

Не получается спросить на форуме? Жду на "Одноклассниках"!